Перейти к содержанию Перейти к боковой панели Перейти к футеру

Эдвард Саид. Культура и империализм

Саид Э.В. Культура и империализм. Владимир Даль 2012г.
Объемистый бедселлер автора “Ориентализма”, еще более невыносимо скучный, чем упомянутая книга, в которой была хотя бы новизна идеи и целостность монографического текста. “Культура и империализм” – это собрание плохо подогнанных друг к другу статей, написанных характерным для Саида мутным, вялым, невнятным и раздражительным языком. Тексты первой главы – это собрание каких-то бессвязных обид на то, что авторов из третьего мира недостаточно ценят в Европе и Америке. А вот почему не читают такого-то писателя кенийца Нгуги и суданца Салиха?! – с пафосом посвященного восклицает Саид. Ответ, обычно, прост – потому что плохо пишет, как плохо пишет сам отец политкорректности. Больше всего это напоминает советское втюхивание поделок каких-нибудь Мухтара Ауэзова, Кайсына Кулиева или, прости господи, Шарафа Рашидова. И с тем же конечным смыслом. Надо ли напоминать, что знаменитая песня “на слова Расула Гамзатова” в оригинале начиналась “Мне кажется, порою, что джигиты…”. В некоторых случаях тексты Саида неконкретны до идиотизма – скажем в большой статье о “Сердце тьмы” Конрада невозможно понять ничего о Конраде и даже не упоминается фильм Копполы.
Последующие части немного поконкретней. Анекдотичный разбор Саидом романа Джей Остин “Мэнсфилд-парк”, героев которого Саид упрекает в том, что они не осознают, что их благосостояние покоится на сахарных плантациях Антильских островов, побудил меня прочесть этот роман Остин и посмотреть аж три экранизации – начиная от великолепного сериала БиБиСи 80-х, идущего точно по тексту романа и заканчивая голливудской постановкой 1999, которая выполнена в духе марксизма-ленинизма… то есть саидизма-антиориентализма. Вот там ничего от истории Остин не остается, зато все построено на страданиях негров.
Получше разбор Саидом “Аиды” Верди (смешная формула: “Все оперы Верди о том как тенор и сопрано любят друг друга, а баритон и меццо им всячески мешают), которую он рассматривает как империалистическое явление на том основании, что хедив дал Верди полную свободу и диктаторские полномочия при постановке (мол, такое возможно было сделать только на Востоке). При этом самого хедива Исмаила Саид описывает совершенно империалистическими глазами, как обезьяну, пытавшуюся воспроизвести Париж в Каире, хотя на деле Исмаил-паша действительно много сделал для деколонизации Египта и очень старался держаться с Европой на равных, за что его и сместили.
В этом внезапно прорывающемся совершенно имперском взгляде на хедива понимаешь, что по сути сам Саид, конечно, обиженный империалист, главная претензия которого к Империи в том, что Империя рухнула, когда он был маленьким. Это особенно чувствуется в очерке о “Киме” Киплинга написанном с большой любовью и имперской романтикой. Он и называеся “Радости империализма” и написан гораздо легче и прозрачней, чем прочие тексты Саида. Очень забавно смотрится очерк о Камю, который, как известно, был империалистом и врагом алжирского народа. Очень сложные и путанные рассуждения Саида скрывают простую вещь – если читать “Постороннего” из Москвы 2013, то это будет история о самооборонщике, которого толерастический суд приговорил к казни за то, за что мусульманину дали бы условку.
В разделе об антиимпериалистах в культуре я ознакомился с творчеством такого совершенно омерзительного персонажа, как Фанон. Собственно, похоже, именно он является создателем светски-левой версии той мерзости, которая теперь осуществляется в религиозной версии глобального джихада: вся та схема господства и иерархий, которую осуществляли белые и европейцы должна повториться но только господство будут осуществлять небелые и неевропейцы, и лишь тогда, когда белые захлебнутся кровью – тогда наступит эпоха равенства и слияния. То, что леваки делают с Европой, они делают именно по “Проклятьем заклейменному” Фанона.
В собственно культурно-политических статьях Саида поражает то, как он еще при жизни начал устаревать. Он противник исламского фундаментализма, чрезмерной традиционности и т.д. Его идея довольно наивна – надо вынудить белых людей принять “черных” на равных, а для этого их надо шантажом и запугиванием заставить отказаться от стереотипных суждений, что все арабы террористы, негры лидируют в беге и т.д. Но беда в том, что эти стереотипные суждения оказались по большей части совершенно справедливыми. А массовые миграционные потоки показали “черных” белым вблизи причем с самой худшей стороны. У Саида есть целая статья, где в заголовке слово миграция. Но ее совершенно не поймешь. Очевидно, что по саидовской матрице он должен был бы заниматься промигрантской риторикой, поскольку вся промигрантская риторика изготовляется “по Саиду”, но у него этого не получается, поскольку он все-таки человек западной культуры и все, что он хотел, это именно чувство признания и равенства на Западе.
Самая интересная и красивая мысль, которая есть в книге, это то, что картография является формой империализма и колониализма. Это очень точно. Господство белого человека над миром было создано и обеспечено тем, что он первым создал этот мир, создал планету Земля из совокупности разнородных и непересекающихся локальных пространств “от этого камня до того ручья”. Единая сетка, единая система представления пространства – это форма власти над ним. Существует то, что нанесено на карту. Владычествует тот, кто наносит или не наносит на карту. Это факт.

Оставить комментарий

одиннадцать − десять =

Вы можете поддержать проекты Егора Холмогорова — сайт «100 книг»

Так же вы можете сделать прямое разовое пожертвование на карту 4276 3800 5886 3064 или Яндекс-кошелек (Ю-money) 41001239154037

Большое спасибо, этот и другие проекты Егора Холмогорова живы только благодаря Вашей поддержке!