Великолепная семерка (2016)



LoadingДобавить в избраное


Дата: 07.10.2016 в 02:12

Рубрика : Кино

Комментарии : нет комментариев


Создатели новой «Великолепной семерки» не могли не понимать, что их фильм будут сравнивать с двумя классическими фильмами – шедевром Куросавы и крепким боевиком Стерджеса. Но, кажется, решили зажмуриться в надежде, что всем станет темно.

Фильм Акиры Куросавы, не без оснований поставленный журналом «Empire» на первом месте в списке лучших фильмов мирового кинематографа посвящен проблеме долга и части сословия самураев. Крестьяне нанимают профессиональных воинов, чтобы те своими катанами и тактическим искусством защитили их от воинов дилетантов – бандитов, вооруженных «подлым» огнестрельным оружием (прозрачный намек на то, что самурйская Япония пала под американскими атомными ударами). Доблесть и искусство, подкрепленные сталью оказались в мире Куросавы сильнее огня.

Еще один чисто японский вопрос – кастовая закрытость самурайского сословия. Герой Тосиро Мифуне не был настоящим самураем по рождению, но был принят в семерку за доблесть. И все-таки даже на его могиле клинок развернут в другую сторону.

«Великолепная семерка» Стерджеса – фильм эпохи американской бури и натиска. Фильм построен, по сути, на скрытом расовом конфликте и идее экспорта демократии. Мексиканские крестьяне страдающие от мексиканских же бандитов нанимают белых американских стрелков на свою защиту. Те проигрывают свое сражение, так как часть крестьян предпочла своих рекетиров чужестранцам-освободителям. Но, хотя бандиты отпускают их с миром, американцы возвращаются. Потому что американцы в любом случае должны возвратиться и навести свою демократию всегда и везде во что бы это ни стало.

Не слишком горячо принятая в США, в Советском Союзе «Семерка» стала культовым фильмом. И дело не только в том, что в одном голливодском кино снялись сразу двое русских Криса сыграл Юлий Борисович Бринер, а мудрого старика – Владимир Соколов. Дело в том, что наш зритель эпохи холодной войны безошибочно проецировал американский «освободительный империализм» на наш собственный. И не случайно, что «Семерка» породила шедевральный русский отклик в виде «Белого солнца пустыни», где смысл «освободительного» метасюжета воспроизведен почти буквально. С тем лишь прибавлением, что русский герой Сухов – одиночка (на самом-то ведь деле – это именно русские, а не американцы народ индивидуалистов).

В этой истории кочующего сюжета новая «Великолепная семерка» отметится своим блистательным отсутствием. Зачем и ради чего снят этот фильм – понять решительно невозможно. Первое и напрашивающееся объяснение – создать «политкорректную» версию истории семерки. Вместо русского Бринера во главе компании негр Дэнзил Вашингтон. А сама «семерка» представляет собой набор костюмов из Диснейленда – тут рядом с негром и хулиган-мексиканец, и китаец-ножевик, и индеец, и комичный следопыт, а элегантного, но травмированно-трусоватого южанина, некогда первого стрелка Конфедерации (в самом деле, разве можно не унизить немножко южан тем, что именно их герой трусит), уравновешивает веселый фокусник-янки.

Недавно в сети потешались над российским аналогом американских «Мстителей», где подборка супергероев тоже производилась с учетом принципов пролетарского интернационализма. Но до такой клоунады, которую устроили в новой «Семерке» нашим ревнятелям толерантности тоже далеко. При этом на стороне зла есть белые, есть мексиканцы, есть даже индеец. Но вот плохих негров нет и быть не может.

Denzel Washington;Chris Pratt;Ethan Hawke;Manuel Garcia-Rulfo;Vincent D Onofrio;Martin Sensmeier;Byung-hun Lee
Само зло теперь воплощено, вместо мексиканских разбойников, бандитским капитализмом. Главный злодей Бартоломью Боуг кощунствует, что бог этой страны доллар, а значит противясь его долларам жители маленького городка противятся самому богу. Но для настоящего капиталистического монстра Боуг ведет себя откровенно глупо – вместо того, чтобы прислать армию со специальными полномочиями, идет в атаку во главе собственной наемной армии и гибнет, что логично не для вожака банды, но не для предпринимателя, который просто вернулся бы с новой еще большей армией в которой был бы не один уничтоженный фокусом пулемет Гатлинга (тема превосходства бандитов в вооружении, центральная у Куросавы, вернулась в новый фильм, но не слишком удачно), а десять или даже сто пулеметов.

Всё социальное, помимо риторики про капитализм в начале, из фильма исчезло. Если в прототипах важную роль играет недоверие крестьян к своим защитникам и постепенным преодолением недоверия и трений, то теперь это заменено сценой эвакуации борделя. Если для первых двух семерок центральным был вопрос – почему они вообще должны сражаться и умирать за угрюмых, жадных и неблагодарных мужиков, прячущих своих дочек и лучшую еду, то новую семерку проблемы мотивации вообще не волнуют. Главный герой Сэма Чизем не столько восстанавливает справедливость и защищает слабых, сколько мстит Боугу за гибель собственных сестер. Так из социальной драмы «Семерка» превращается в миллион-первый фильм о мести.

Последние года ознаменовались рождением жанра «политкорректного» вестерна. В этом вестерне злой чернокожий жестоко мстит белым шовинистическим расистам, не скрывая собственной расовой ненависти. Этот мотив – расовая ненависть черных к белым активно эксплуатируется на «обамовско-клинтоновском» фланге американской политики. При этом указание на проблему оказалось под запретом. Только что конгрессмену Питтенджеру пришлось извиняться за предположение, что участники очередного расового бунта в городке Шарлотт просто ненавидят белых.

В этом жанре особенно развернулся Квентин Тарантино с великолепным «Джанго освобожденным» и в самом деле «Омерзительной восьмеркой». Возможно от создателей ремейка «Семерки» ожидали чего-то подобного, но они решили от этой миссии уклониться, сняв фильм о крепкой расовой дружбе и даже прибавив некоторые христианские мотивы. Но не получилось ни два, ни полтора. Неполиткорректность в любую сторону всегда побеждает политкорректность.

Это надо учесть и нашим кинематографистам, которые тоже любят снимать вестерны и истерны. Будьте белыми, красными, националистами, православными фундаменталистами, жестокими, резкими, кровавыми. Только политкорректными не будьте. Политкорректность – противоположна большому стилю. И политкорректность убивает. Для начала она убивает интерес зрителя. Фильм в день премьеры я смотрел в огромном зале «Аймакса» на Новом Арбате. Смотрел в одиночестве.

Опубликовано в газете «Культура».

Код вставки в блог

Копировать код
Поделиться:


Если Вы нашли наш проект полезным и познавательным, Вы можете выразить свою солидарность следующими способами:

  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4276 3800 5886 3064

Как еще можно помочь сайту



Оставить комментарий


восемь − 3 =

Чтобы получить свой собственный аватар, пожалуйста, зарегистрируйтесь на Gravatar.com