Тило Саррацин. Германия. Самоликвидация

. . Самоликвидация. М., , 2013

Давно хотел почитать Саррацина и вот, наконец, после публикации рейтинга в котором он на втором месте среди влиятельнейших социогуманитарных мыслителей, не выдержал и начал читать. Свою первую ироническую реакцию я уже выразил в тексте «Элизиум-2. Тило и трещины в Райском Куполе». И в самом деле, нам на Русской Равнине описываемые Саррацином проблемы германского социального государства могут показаться только мелкими неприятностями обитателей светлого коммунистического завтра. Единственный логичный вывод, который может сделать человек, чьи мотивации не возвышаются над уровнем потребительства, из книги Саррацина — это немедленно хоть тушкой, хоть чучелком пролезть в Германию, сесть там на пособие и жить бесконечно более лучше, чем живет здесь и сейчас. Тем более, что как доказывает , проблем с интеграцией у выходцев из России практически нет. Это не турки.

Но если смотреть не извне, а изнутри рая, то проблемы действительно серьезные и Саррацин вскрывает их очень жестко и неполиткорректно. Он говорит о том, что Германия тупеет и разленивается. Если учесть, что в отсутствие природных ресурсов, в континентальной стране, единственным источником богатства Германии является труд и инженерный интеллект для нее это означает гибель и конец благосостояния. Мигрантский вопрос — это только часть более общей проблемы деградации образования, при которой по математике и естественным наукам немцы успевают всё хуже, по сравнению к примеру с корейцами или шведами. А деградация образования — часть снижения качества населения. Что неожиданно для социал-демократа — Саррацин социал-дарвинист, очень жесткий и первый социал-дарвинист, чьи взгляды вызвали у меня уважение. Наверное потому, что если социал-дарвинист англосакс — это хищное животное, упоенное кровью, то немец систематичен и расчетлив — он говорит не о том, что прекрасно лучшим есть худших, а о том, что если худшие съедят лучших, то хуже станет всем.

Саррацин жестко настаивает на наследуемости интеллекта. Мало того, с убедительными цифрами в руках он показывает, что извлечение из толщи народной «мальчиков из Холмогор» это разовая задача. Еси социальный лифт действительно всеобщий и равный, то уже во втором поколении он не работает, поскольку все кто могут пробиться пробиваются в первом. Сын рабочего становится профессором. Сын другого рабочего становится безработный. Сын первого становится профессором же. Сын второго остается безработным, у него не хватает компетенции даже стать хорошим рабочим. Только общество где носители высокого интеллекта оставляют большое потомство — всерьез конкурентоспособно. Он указывает на то, что социально неблагополучные, нижние слои общества получая социальные подачки, воспроизводят воспитанием свою неактивную, паразитическую модель поведения у своих детей — плохие зубы, лишний вес, трудности с чтением и письмом — всё это наследуется. Одним из признаков социального неблагополучия семьи считается включенный в детской телевизор. Если фраза Саррацина о то, что если дома холодно надо не выпрашивать денег на отопление, а надеть свитер, и в самом деле отдает тэтчеризмом, то скажем его вызвавший возмущение эксперимент — когда он просчитал что на соцпособие можно питаться изобретательно и разнообразно, если просто приложить время и ум, он и в самом деле довольно тонок. Когда человек оказывается «на дне», то главная его проблема в том, что он недостаточно использует даже имеющиеся у него механизмы выживания и поддержания своего достоинства. Социальные идеи Саррацина — требовать от безработных отрабатывать своё пособие наверняка найдут сейчас в Европе применение, раз уж объявлено о кончине социального государства.

Мигранты в этой мозаике занимают место камня, который тянет всё немецкое общество вниз. В турецких гетто концентрируются в предельной степени все описываемые Саррационом проблемы — социальный паразитизм, воспроизведение невежества и тупости, и там они доходят до криминальной и агрессивной степени. Главное что неплохо удается показать Саррацину — это механизмы дезинтеграции мигрантов Второе поколение мигрантов хуже адаптировано, чем первое. Поскольку сначала приезжает одинокий турок (кстати, как подчеркивает Саррацин, с середины 70-х никакого экономического значения для Германии не имеет). Он молод, хочет неплохо жить, красиво одеваться и приставать к местным девушкам, он похож на диковатого, но европейца. Но потом он приезжает в Турцию, его женят на закутанном до бровей полене, он перевозит её, перевозит папу с мамой, невежественных анатолийских стариков. Поскольку они не знают другого языка, кроме турецкого, подключают спутниковое турецкое ТВ, пристраиваются к ближайшей мечети, и дети мигранта уже растут практически в Турции — их морочит бабка, дед рассказывает мальчишке, что главное это семейная честь и если сестра шлюха шляется с немцами — убей её. И на месте полуцивилизованного отца вырастает не цивилизованный сын, а напротив — звереныш при этом уверенный в том, что Германия обязана его кормить. Миграционная глава написанно и в само деле ярко, остро, скандально, зло. Отдельно достается Эрдогану, который, по сути, призывает турок не интегрироваться и в приватных беседах обещает восстановление Османской Империи до Ла Манша.

Если выделять эссенцию взглядов Саррацина, то получится следующее — для того, чтобы Германия осталась Германией, то есть страной передовой инженерной мысли и надежных технических решений без которых она экономически не конкурентоспособна и процветать не может необходимо чтобы не происходило инфляции человеческого капитала. Самые умные должны оставлять многочисленное потомство и у них должны быть развязаны руки (поэтому главное на что Саррацин обращает внимание в демографической главе — это необходимость детсадов). Напротив, для самовоспроизводства пассивных, косных, паразитических социальных элементов необходимо если не создавать препятствия, то, по крайней мере, не создавать благоприятных условий в виде безадресной и несвязанной социальной помощи. И уж конечно нельзя портить социум миграцией захребетников из культурно и этически чуждых регионов (кстати, Саррацин не против миграции как таковой — поляки, российские немцы, вьетнамцы его вполне устраивают — они отлично интегрируются, учат немецкий и прекрасно работают, часто лучше самих дойчей). Программа, понятное дело, совершенно неприемлемая для леваков, но абсолютно логичная, поскольку если Германия конкурентоспособность потеряет, то гораздо хуже будут жить все — и богатые и бедняки (и мы, кстати, тоже, поскольку не станет, к примеру, надежных немецких машин). Рай может и впрямь закончиться.

***
См. также: Егор Холмогоров. «Элизиум-2. Тило Саррацин и трещины в Райском Куполе»



Метки: , , , , , , , , ,

Код вставки в блог

Копировать код
Поделиться:


Если Вы нашли наш проект полезным и познавательным, Вы можете выразить свою солидарность следующими способами:

  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4276 3800 5886 3064

Как еще можно помочь сайту



Оставить комментарий


девять − = 6

Чтобы получить свой собственный аватар, пожалуйста, зарегистрируйтесь на Gravatar.com