Огнем и мечом (1999)

Поскольку все равно сейчас всё про Украину, начнем наши кинообзоры, которые я решил вести в тех случаях, когда состояние здоровья и тонус головного мозга не позволяют всерьез работать над книгами, с красивого фильма Ежи Гофмана о восстании Богдана Хмельницкого.

Сразу необходимое предупреждение — в тексте почти наверняка будет содержаться спойлер.

Генрик (1846-1916) — великий польский писатель, лауреат Нобелевской премии, автор отменных исторических романов, — трилогии о Польше в середине XVII века — казацких восстаниях, борьбе с турками и шведском потопе, великого романа «Крестоносцы» и не могу сказать, что выдающегося, но весьма популярного романа из жизни первых христиан «Камо грядеши».  был пламенным польским патриотом и сторонником скорейшего освобождения Польши от России, но российское гражданство и цензурные требования вынуждали его избегать прямых русофобских выпадов, а потому он вполне попадал под принципы советско-польской дружбы в послевоенный период и его романы издавались у нас огромными тиражами. Особенно — «Крестоносцы», верно освещавшие борьбу польского, литовского и русского народов против тевтонских рыцарей и историческую битву при Грюнвальде. Романам про XVII век повезло меньше, так как там с позиций польского буржуазного национализма был изображен и проявлено непонимание сущности освободительной борьбы украинского народа. Но в собраниях сочинений выходили, разумеется, и они.

(р. 1934) — без шуток великий польский кинорежиссер, умеющий снимать исторические эпические полотна, буквально лопающиеся от польского патриотизма, и экранизировавший, в частности, историческую трилогию польского классика Генрика Сенкевича: «», «» и «». Поскольку работал Гофман в Польской Народной Республике, начал он с самого безобидного из романов — «Пана Володыевского» (1969), где лихие польские командиры на далекой южной границе воюют с турками и отважный рубака Володыевский гибнет при обороне от них крепости Каменец.

Следующий фильм — «Потоп» посвящен уже более сложному роману и деликатной теме — шведскому нашествию на Польшу, «Потопу», спровоцированному предательством коронного гетмана Литвы Яноша Радзивилла. Шляхтич Анджей Кмициц (играет его Даниэль ) — забияка, пьяница и дебошир долгое время служит предателю Радзивиллу, думая, что это хитрый ход, чтобы спасти Польшу, но в итоге во всем разбирается и вынужден прятаться в лесах от обеих сторон конфликта, которые хотят его казнить как изменника. Он совершает подвиг, спасая от шведов Ясногорский монастырь, помогает королю Яну Казимиру и, в итоге, героической конной атакой разбивает шведскую кавалерию.


Полный русский перевод на ютубе к сожалению не нашелся и мне остается отослать читателя к торрентам.

Гофман в этом фильме показал себя как отличный кинохудожник, сочетающий невероятно красивые пейзажи, юмор и масштабные, почти бондарчуковские батальные сцены. Всё это смешано в нужной пропорции, так что скучно не бывает. Железные полки несокрушимой шведской армии обрисованы им невероятно мощно.  1975 года за это эпическое полотно получен режиссером вполне заслужено.

10633.$Но, при этом, разумеется, в содержательной части и у Сенкевича, и у Гофмана полно вранья. Создается впечатление, что на Польшу ни с того ни с сего напала страшная Швеция, всю уничтожила, а потом поляки героически отбились. На самом деле Швеция нанесла удар по Речи Посполитой увидев её поражение в войне с Россией за Украину. Чтобы не допустить русской гегемонии шведы решили при помощи Радзивиллов подчинить Польшу себе. Русская дипломатия совершила мастерский контрманевр — с Польшей было подписано перемирие, обе страны обрушились на Швецию, поляки изгнали «потоп» со своей земли , а русские одержали успехи в Прибалтике, прорвались к морю и даже начали строить корабли. Хотя в итоге всё закончилось ничьей, Россия помешала сильной Швеции скушать ослабевающую Польшу и спасла ту для того, чтобы дообедать ею самой, без шведов. Швеция, впрочем, тоже получила своё. Русская тема в «Потопе» почти никак не отражена, хотя фильм снимался совместно с киностудией имени Довженко.

Об экранизации первого из романов трилогии Сенкевича — «Огнем и мечом» в коммунистической Польше нечего было и думать, поскольку роман насквозь русофобский и в нем самыми черными краскам описана освободительная борьба украинского народа и запорожских казаков и светлый образ гетмана Богдана Зиновия Хмельницкого. Когда времена изменились и русофобские фильмы стало незазорно снимать даже в Москве, Гофман развернулся и сделал из «Огнем и мечом» четырехчастный эпический сериал в своём фирменном стиле. При этом, что интересно, заметно убавив градус скрытой русофобии Сенкевича, поскольку относительно Хмельницкого и казаков она теперь оказывалась украинофобией (пан Гофман большой друг украинского национализма и даже снял четрыехсерийный документальный фильм о «становлении украинской нации», впрочем экранизировать роман Шкляра «Черный ворон», прославляющий бандеровские зверства, Гофман категорически отказался, сказав, что текст ему резко не понравился),  трогать русских было как бы и ни к чему.

originalПо исполнению фильм блистателен и вполне может конкурировать со всевозможными «Властелинами колец». Как всегда у Сенкевича трогательная любовная история рыцарственнного шляхтича Яна Скшетусского и невероятно красивой княгини-сиротки Елены Курцевич, которую играет одна из красивейших актрис 1990-х Изабелла . В их роман вмешивается демонический Иван Богун в исполнении Александра Домогарова. Сенкевич постарался превратить выдающегося героя восстания Хмельницкого полковника Ивана Богуна в жестокого разбойника и убийцу, идущего на любые преступления и мятеж ради страсти к Елене. Настоящий Богун был самым выдающимся из казацких вождей, сражавшимся с поляками 15 лет без перерыва, десякти раз выручавшим казаков, и погиб он не в бессмысленной атаке, как в фильме, а был расстрелян поляками: они взяли его в плен, но освободили в обмен на обещание помочь им в походе на Украину, однако Богун продолжал выведовать их планы и передавать русскому воеводе Ромодановскому, за что и был в итоге убит.  Любовная история дополнена мистикой в виде ведьмы Горпыны, служащей Богуну в его попытках соблазнить Елену.

Весьма богата и комическая линия, представленная хулиганом паном Заглобой (наряду с рубакой паном Володыевским сквозным героем трилогии) и романтичным носителем рыцарских обетов паном Подбейпята, обещавшим не знать женщин, пока по примеру предков не срубит головы трем врагам. Еще один комичный персонаж — слуга Жендян, «тоже шляхтич, но очень бедный», чьи родители судятся с соседом за грушу. Он неплохо разбирается в медицине и служит главным протагонистам по очереди, то Скшетускому, то Богуну.

Но главное в этом фильме, все-таки, не столько довольно ходульный любовный сюжет, сколько панорама восстания. Вот Скшетуский, случайно спасший Хмельницкого от убийц на дороге, широким вольным прекрасным Днепром едет на Сечь, чтобы там установить контакты с друзьями короны. Но он схвачен и оказывается на Сечи в настоящем лагере орков, которые бьют в барабаны и насаживают на пики заподозренных в предательстве.

Богдан Хмельницкий, сыгранный неизменным в подобных ролях до своей кончины в 2012 году Богданом Ступкой (Мазепа, Хмельницкий, Тарас Бульба), — это хитрый выученик иезуитов, правящий орками ради своих амбиций и мести. Он не хочет воевать ни с королем, ни с Речью Посполитой, а только с панами-магнатами, которые держат даже украинских шляхтичей и реестровых козаков за быдло. А с татарами и Москвой дружит только, чтобы не проиграть, а победить. Гофман старается вычертить образ Хмельниччины как украинско-польского недоразумения, создав контрастный Хмельницкому образ Яремы Вишневецкого — великого магната, «воеводы русского» с королевским амбициями, — надменного эпического красавца, однако абсолютно безжалостного к крестьянам и казакам и, как и положено вероотступнику, фанатичного католика.  Не будь панской гордыни, козацкой горячности и московского коварства — никто бы Украину от Польши не оторвал — намекает Гофман, — как я уже сказал — большой друг украинской незалежности и национальности.

Сохранив жизнь Скшетускому, Хмельницкий, однако, везет его в кандалах за своим войском и тот становится свидетелем Битвы при Желтых Водах, которую Гофман превратил в эпическое сражение. Огромные барабаны, в которые бьют одновременно четыре казака больше похожих на борцов сумо, нестройное, но колоритное казачье войско, красавцы крылатые гусары, сложные тактические маневры…

Интересно, что никакого отношения к реальной желтоводской битве, как и к тексту Сенкевича показанное Гофманом сражение не имеет. Фактически он сочинил его заново, в стиле фэнтези, вдохновившись парой кадров из забавного советского фильма «Богдан Хмельницкий» 1941 года. Там польская конница мимоходом вязнет на топком месте.

У Гофмана после ночных изматывающих ложных маневров казаков под изнурительным дождем польская кавалерия атакует по грязи — спотыкаются кони, падают в грязь гусары с крылышками — трагичная и романтическая картина хрупкой польской доблести, столкнувшейся с земным притяжением.

Ничего этого не было, всё развивалось гораздо менее романтично. Сначала на сторону запорожцев перешли реестровые казаки  Балабана, перебив при этом приданых им немецких ландскнехтов. Это уже было стратегическим поражением поляков. Затем польская конница — драгуны и гусары попыталась атаковать, но казаки, именно казаки, а не поляки, стремительным ударом перешли реку (пешие казачьи полки годились тут куда больше на кавалерии) и атаковали противника. При этом польские драгуны тоже перешли на сторону восставших. Поляки едва успели выставить артиллерию и запереться в лагере. Оттуда отряд Стефана Потоцкого был выманен договором о перемирии с Хмельницким, пообещавшим свободу в обмен на выдачу пушек. Однако татарский отряд Туган-бея (в фильме его играет Ольбрыхский и делает это с отменной препротивностью) формально соглашением не был связан и атаковал поляков на марше, те поспешно построили вагенбург, однако татары взяв у казаков польские же пушки укрепление расстреляли и пенили оставшихся в живых поляков.

В этой битве стороны показали весьма мало воинской доблести. Поляки были глупы, Хмельницкий показал адскую изворотливость и дипломатический талант, а татары выказали себя хищниками, на что гетман и рассчитывал. В итоге получили каждый своё, но экранизация реальных событий была бы весьма обидна и для поляков и для украинцев, поэтому Гофман переделал её в хитроумие казаков и отвагу поляков на поле боя.

События второй половины фильма развиваются вокруг осады Збаража, где поляки под командой Яремы Вишневецкого, совершив немало карательных расправ над крестьянами и казаками (жертвы у Гофмана оказываются настолько противны, что почему-то всегда виноваты сами — крестьян жгут за разграбление помещичьих усадеб, казаков сажают на кол за дерзость), проявляют чудеса героизма — дерутся за каждый метр земли, героически голодают и прорывают осаду, гибнет, исполнив свой обет убить одним ударом трех татар пан Подбейпята, героически прорывается к королю Яну Казимиру с весточкой Скшетусский. Поскольку Збараж за всю войну был единственным деянием поляков, тянувшим на героизм, показан он подробно и вкусно, выступая так сказать демоверсией осады Минас Тирита.

Впрочем и тут Гофману приходится перевирать или лакировать умолчаниями  и невнятный эпилог Сенкевича  и исторические факты. Приближение армии Яна Казимира и впрямь спасло Збараж, но весьма своеобразно — король потерпел страшное поражение под Зборовом и едва не попал в плен. Сперва выгодное для себя соглашение с поляками заключили татары, затем, оставшись без союзника, подписал Зборовский мир и Хмельницкий — это было меньше, чем он рассчитывал, но однако ж мир был выгоден. И именно после мира была снята осада Збаража. Впрочем, этот факт имел последствия — оставшийся в живых Ерема Вишневецкий сыграл большую роль в последующей успешной для поляков битве при Берестечке, после которой Хмельницкий вынужден был пойти на унизительный для него Белоцерковский мир, не продержавшийся, впрочем, долго. А сама война, которую вели прежде всего Россия и Польша, длилась еще много лет, казаки не раз меняли в ней сторону, но закончилась эта борьба торжеством России.

Как я уже сказал, поскольку романы Сенкевича выходили в Варшаве 1880-х годов, а сам он оставался гражданином Российской Империи, то прямых русофобских выпадов у него почти нет, они не прошли бы по цензурным условиям. Враги татары, турки, шведы, а вот Россия не называется. Гофман не стал додумывать много русофобии, изобразив, впрочем, русских один раз — в виде толстых бояр в больших шапках с капустой в бороде в самом буквальном смысле. Возможность оттянуться с русофобией по полной Гофман получил в самопародии — фильме «. 1920″ где Польшу от красных извергов и гоблинов спасают улан и шансоньетка-пулеметчица. Но и здесь он поступил хитрее — русских представляет в ней омерзительный чекист Буковский про которого трудно сказать — все-таки воплощение он русского народа или какого-то другого. Аналогичный персонаж в нашем фильме про белогвардецев попахивал бы скорее антисемитизмом, нежели русофобией.

Зачем стоит смотреть «Огнем и мечем»? Лично я пересмотрел этот фильм раза три.   Прежде всего — это красивая костюмно-историческая картина с лихим сюжетом, хорошими актерами, неизменными у Гофмана поединками на саблях  и эпичными батальными сценами. Её соответствие историческим фактам весьма посредственно, на уровне легенды, но, в целом, канва войн Хмельницкого соблюдена и для ничего не знающего о них зрителя скорее увеличит, чем исказит его знания. Задевающие украинскую гордость нотки в этом фильме сейчас в России мало кого тронут, а в чем-то даже пожалуй насмешат — во всяком случае образ казачьего майдана со сбрасыванием на пики, отдает чем-то узнаваемым. Ну и, наконец, музыка Кшесемира Дембского — она в этом фильме великолепна. Особенно заслуживает внимания сюита под которую идут финальные титры.

Польская самовлюбленная гордость русскую сторону «спора славян» веселит, временами раздражает, но, с учетом неизменного итогового счета — не ранит, тем более, что у Гофмана — это старинная шляхтеская гордость, а не новомодное паневропейское ядовитое презрение, как у любимца столичной интеллигенции —  пана Вайды. Отголоски приемов и картин Гофмана можно найти то во «Властелине Колец», то в «Игре престолов».

Если у кого учиться снимать русские патриотические фильмы, то пан Гофман должен быть по праву включен в пятерку первых учителей.



Метки: , , , , , , , , , , , , ,

Код вставки в блог

Копировать код
Поделиться:


Если Вы нашли наш проект полезным и познавательным, Вы можете выразить свою солидарность следующими способами:

  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4276 3800 5886 3064

Как еще можно помочь сайту



Оставить комментарий


7 + шесть =

Чтобы получить свой собственный аватар, пожалуйста, зарегистрируйтесь на Gravatar.com



Комментарии

  1. Не убивал Гофман Богуна. После свадьбы его приводят к Скшетускому как пленного, но тот его отпускает. Как и в книге, так и в фильме Богун — самый яркий и запоминающийся персонаж, да и Домогаров сыграл его так, что симпатии все равно на стороне Богуна: жестокий, вспыльчивый, но отходчивый, справедливый, которому не чуждо благородство.

    Если что и раздражает в фильме, так это финальный закадровый текст на фоне Богуна, красиво едущего в закат. Мол, не сами паны пропили Речь Посполитую.

     — Ответить
  2. Извините за ловлю блох, но быть гражданином РИ Сенкевич никак не мог.

     — Ответить
  3. Цитата: «Следующий фильм — «Потоп» посвящен уже более сложному роману и деликатной теме — шведскому нашествию на Польшу, «Потопу», спровоцированному предательством коронного гетмана Литвы Яноша Радзивилла»

    Ну вообще-то сначала было вторжение Швеции, а уже потом измена Радзивилла. Не предательство гетмана Литовского спровоцировало потоп. Наоборот, вторжение шведов привело к предательству Радзивилла. Что, впрочем, не оправдывает гетмана

     — Ответить