Михаил Харитонов. Факап

Михаил Харитонов. Факап

Михаил Харитонов. Факап. [Готовится к публикации]
Читать здесь: http://samlib.ru/h/haritonow_m_j/

Роман «Факап» Михаила Харитонова (Константина Крылова) представляет собой великолепный образчик классической русской литературы едва не испорченный самим автором, но благополучно миновавший эту опасность.

Он распадается на два основных текста. Огромный «Мемуар Вандерхузе» и сравнительно небольшой разговор-ключ где поясняются основные моменты того как оно все было на самом деле.

Мемуар Вандерхузе великолепен. Прежде всего это отличная научная фантастика, достраиваемая приложенным к книге словарем.

Далее, это великолепный постмодернистский роман в котором весь мир Стругацких поглощается и переваривается. Можно со всей определенностью сказать, что Стругацкие диалектически «сняты» этим текстом и принципиального значения теперь не имеют. Я честно пытался их читать после Харитонова и у меня честно не получилось.

Еще это прекрасный административно-производственный роман о том как устроены отношения в сложной бюрократической системе.

Далее это политико-философский роман поднимающий массу интереснейших тем. Кстати, если кто говорит, что Крылов не консерватор, прочтите Факап внимательно, в частности рассуждения о каннибализме. Ну а уж тема фактического неравноправия Земли в космо-СССР вообще понятна каждому разумному человеку.

Наконец, самое главное, это классический русский роман, синтезирующий и блистательно развивающий традиции «Записок из подполья», «Двойника» и «Носа». Двойничество, чиновник и дубль чиновника, лишний человек…

То есть создать вещь именно в линии Гоголь-Достоевский — это, что называется, прыгнуть выше головы. Тот факт что просто гениальный русский человек берет и настраивается на волну Гоголь-Достоевский, находясь при этом вне всякого литературного процесса с его зильбертрудами, говорит о том что русская литература явление самовоспроизводящееся. То есть на самом деле все их усилия по организации литпроцесса как машины по подавлению русской литературы оказались тщетными.

Оккультно-йезидско-хаббардовская сторона романа может вызывать Вопросы. Но читать точно интересно. Как минимум формула, что ища новое люди ищут того, что нет во «Владыке-Ликов» диаволе, достойна вечности. Жаль что еще не использована еще одна великолепная крыловская формула о мире как оружии творца, запущенном в пасть дьявола.

Этот шедевр — Мемуар Вандерхузе — зачем-то испорчен текстом «29 мая 78-го F» представляющим собой в общем-то заурядный харитоновский рассказ. Не харитоновский шедевр, а именно стандарт: многослойный заговор, в реальности все не так как на самом деле, все мрази, все шпионы и стукачи. При этом изложение очень рваное, хаотичное и путанное. На самом деле все метафизические ключи и отмычки этого финала можно было распределить по тексту, а значительная часть конспирологических вообще не нужна.

Главная ошибка этого финала — полная деконструкция возникшей за текст эмпатии к Вандерхузе, представляющая его банальным шпиком. Это унижение еще усиливается коротким эпилогом. В котором вроде бы проводится правильная мысль что лучше человек с грехами и виной, чем освобожденный от них, но проводится так, что становится противно.

Весь тот сложный и богатый мир «маленького человека», который раскрывается в огромном тексте, человека со своим достоинством, грешками, понятиями и убеждениями по сути обнуляется измельчается. Стирается по сравнению с Жабой Горбовским. А унижать человека по сравнению с жабой никогда не следует.

В общем в Мемуаре Константин сперва прыгнул выше головы, а в Разговоре потом упаковал все в среднестатистического Харитонова. Факап.

Однако едва не испорченную ситуацию спасает еще одно приложение — «Послесловие публикатора» от имени русифицир… землянизированного голована Маркоса Вольфа.

Харитонов придумал для голована очень изысканный литературный стиль. И этот текст один из лучших в романе.

Послесловие, конечно, гораздо более удачный финал, чем разговор у Горби. Эстетической ошибки с образом Вандерхузе оно прямо не исправляет (а всего надо было намекнуть, что второй Вандерхузе, который на самом деле первый и который написал мемуар, отверг предложение Руди стать шпионом — собственно если бы он был приставлен к Лене, он бы с нею не поругался, так что судьбы Вандерхузе-1 и Вандерхузе-2 различаются радикально).

Но послесловие голована придает всей конструкции романа в целом вкус трагедии галактического (буквально) масштаба.

Понятны все аллюзии на гибель СССР. Сперва местный Чернобыль. Потом распад и коллапс под чутким контролем Горби. И вот уже «мы все теперь заграницей» (тут напрашивается эта цитата из Бродского). Но в общем не в СССР уже дело. Скажем в 2020 году это уже выглядит как аллюзия на происходящее в США.

Что случилось в общем-то понятно.

Горби удалось разделить и стравить Росси… Землю и Внеземелье.

Дальше он вместо прикрытых им перспективных научных направлений (лемма Пошибякина интерпретирована как запрет на продолжительность жизни равную тагорянской, нуль-физика с ликвидацией Ламондуа убита и тд) начинает через Комова продвигать сидеризм, изрядно разоряет внеземелье, после чего организует катастрофу, обнуляющую все усилия и весь внеземельский pride (что диверсия на самом деле была думаю не усомнится никто из постоянных читателей Харитонова), доводит дело до предвоенного состояния, блокад, рейдов и прочего, после чего пускается слух (заметим именно слух), что явился внеземельский флот, после чего активировал Посев, раскидав землян на триллионы парсеков мелкими группами.

Тем самым русс… землянский вопрос решен. Опасный для тагорян прогресс Земли остановлен и никогда не возобновится или возобновится очень нескоро. Потолок развития — кислород не по талонам.

Можно даже предположить, что предыдущая волна гуманоидов получена аналогичным посевом.

В общем этот финал гораздо лучше разговора у Горби. И придает всей книге совсем уж эпический и шедевральный масштаб.

А самоубийство Лены Завадской оставляет некий простор для интерпретаций. Возможно она осознала, что перемена мира в связи с отбытием Левина дала ей вместо нормального мужика Вандерхузе который ее правда любил, шпика и приспособленца-карьериста. И она этого не вынесла, предварительно отослав Глумовой мемуар.

Еще в корпус романа входит, к сожалению, исследование о подвиге комсомольцев Малера и Зарифуллина, «Подвиг, или неудачная диверсия», ядовитый антироссиянский памфлет, в котором автор, порой, натурально травится своим собственным ядом. Нелюбовь к РПЦ выходит здесь за границы пристойности, а антироссиянство превращается в выдумывание изощренных мучений для русских, что, конечно, для русского человека недопустимо.

Кроме того, по сути текст получился прокоммунистическим — воспрянув из русофобского ада русские… принимают коммунизм и довольно подлым приемом уничтожают капитализм. Что, конечно, на радость гоблинам но политической философии самого автора и логике остального романа не соответствует.

Для памяти К.Крылова конечно было бы лучше, если бы этого последнего текста никогда не существовало. Думаю он и сам это понимал, если вспомнить, что аж в январе 2018 он продолжать этот текст бросил.

По совокупности «Факап» это безоговорочно шедевр. Не без удовольствия отмечу свой маленький личный вклад в этот шедевр — использование предложенного мною понятия «когнитивной тени».

Вы можете поддержать проекты Егора Холмогорова — сайт «100 книг», Атомный Православный Подкаст, Youtube-канал со стримами и лекциями — оформив подписку на сайте Патреон

www.patreon.com/100knig

Подписка начинается от 1$ — а более щедрым патронам мы еще и раздаем мои книжки, когда они выходят.

Или оформить подписку на платформе Boosty (варианты поддержки от 100 руб)

https://boosty.to/100knig

Так же вы можете сделать прямое разовое пожертвование на карту

4276 3800 5886 3064

или Яндекс-кошелек (Ю-money)

41001239154037

Спасибо вам за вашу поддержку, этот сайт жив только благодаря ей!


А.А. Зализняк. Древненовгородский диалект Нет комментариев

А.А. Зализняк. Древненовгородский диалект

Никита Хониат. История Нет комментариев

Никита Хониат. История

Тит Ливий. История Рима от основания города Нет комментариев

Тит Ливий. История Рима от основания города

Дмитрий Балашов. Государи московские Нет комментариев

Дмитрий Балашов. Государи московские

No Comment

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Метки

Ваш браузер не поддерживает тег HTML5 CANVAS.

Егор Холмогоров. Категории русской цивилизации