Книги апреля



LoadingДобавить в избраное


Дата: 11.04.2017 в 02:29

Рубрика : Обзоры

Комментарии : нет комментариев


Вацлав Клаус, Иржи Вейгл «ООО «Переселение народов»: Краткое пособие для понимания современного миграционного кризиса». – М.: Издательство Института Гайдара, 2017. – 112 с. – 1000 экз.

klaus-vejglЭто «краткое пособие», написанное ведущими чешскими политиками, можно было бы сделать ещё короче – ведь мыслей там, в сущности, наперечёт. Но значительная часть рассуждений авторам нужна для того, чтобы отвоевать своё право говорить когда-то очевидные вещи: во-первых, миграция массовая – далеко не то же самое, что миграция индивидуальная. Во-вторых, что ассимиляция мигрантов принимающим народом правомерна, необходима, и что ислам сильно её затрудняет. В-третьих, что объятия европейского правительства, распахнутые для мигрантов, — это, возможно, не просто глупость, а сознательное решение, принятое для трансформации Европы национальных государств в единое, управляемое из Брюсселя пространство (а потом уже глупость). Можно отметить, что аргументы, с помощью которых Европе навязывается массовая инородная миграция («рабочие ресурсы», «демографическое замещение»), – во многом те же, что и в России.

Виктор Таки «Царь и султан. Османская империя глазами россиян». – М.: Новое литературное обозрение, 2017. – 320 с. – 1000 экз.

takiИстория дипломатических контактов России с Османской империей, в том числе – Крымским ханством: перипетии путешествий, «восточное дружелюбие», с которым встречали послов, и изощрённые унижения, которым их подвергали. История ухищрений, на которые шла российская дипломатия, чтобы отвоевать в глазах султана статус, аналогичный великим европейским державам. И в немалой части – рассказ о русских пленных, людях, захваченных в рабство, которых больше всего было в тех землях, где сегодня Крым и Турция – число их было огромно, а условия жизни очень трудными, часто они оказывались перед выбором: вероотступничество или физическое страдание. Как дошла Османская империя, бывшая «убежищем правителей», до состояния «очень больного человека» — читатель увидит из воспоминаний современников, путешественников, дипломатов, воинов, и это будет российский взгляд на государство, с которым Россия воевала в течение двух столетий.

Ли Куан Ю «Мой взгляд на будущее мира». – М.: Альпина нон-фикшн, 2017. – 446 с. – 3000 экз.

li-kuan-yuЧтение книги этого образцового прагматика может быть полезным, хотя и горьким для российских патриотов. Бывший премьер-министр Сингапура, приведший его к процветанию, говоря о будущем мира, кажется, вовсе не интересуется Россией. В его картине мира её нет – так, словно он не видит, чем бы Россия могла быть важна для будущего. Однако весьма интересны его рассуждения о природе успеха Китая, отношениях этой набирающей силу страны с Сингапуром. Ли Куан Ю говорит о причинах возникновения, формах и возможной будущей трансформации китайского национализма. Он с готовностью противопоставляет Китай и США как две принципиально разные, однако одинаково успешные модели. Будучи прагматиком, Ли Куан Ю никогда не рассуждает в понятиях «можно» или «нельзя», «демократично» или «недемократично» — но всегда в свете «выгодно» или «невыгодно» что-либо для Сингапура, всегда оценивая, какие последствия будет иметь то или иное решение для его страны.

Владимир Кузнечевский «Ленинградское дело». – М.: РИСИ, 2016. – 292 с., ил. – 500 экз.

kuznechevskijКнига доктора исторических наук Владимира Дмитриевича Кузнечевского отчасти закрывает брешь в истории советских репрессий, объясняя, кто были те страшные «ленинградцы», кого расстреливали списочно, по личному указанию Сталина, и с дел которых до сих пор не снят гриф секретности. Незадолго до смерти вождя и нового передела власти из советской партийной элиты были выбиты почти все русские национальные кадры; их идеи утверждения государствообразующей роли русского народа и реформирования советской экономики были преданы забвению. Русский патриотизм к концу сороковых отслужил своё и был более не нужен Сталину – хуже того, он был опасен. Монография Кузнечевского – это история развития, кратковременного успеха и вскоре последовавшего краха единственной попытки части советской номенклатуры и интеллектуальной элиты вспомнить о своих русских корнях и развернуть в соответствии с этим политику СССР – попытки, которая была жестоко пресечена на корню и уже не возобновлялась.

Тимур Бочаров, Екатерина Моисеева «Быть адвокатом в России: социологическое исследование профессии». – СПб.: Издательство Европейского университета, 2017. – 278 с. – 500 экз.

bocharov-moiseevaЕсть разница между образом лощёного, уверенного в себе адвоката, которого нанимают состоятельные клиенты, и скромной, малозаметной, низкооплачиваемой фигурой, которая достаётся в адвокаты «по назначению». Главной целью «адвоката по назначению» слишком часто бывает не минимизация ущерба для клиента, а быстрое проведение его через процесс – так, чтобы это удовлетворяло следствие и суд. Исследование Бочарова и Моисеевой – это одновременно история адвокатской профессии в России, описание механизма взаимодействия и скрытых мотивов всех участников процесса – от задержания до суда, и социологический анализ, как и почему получается, что люди, приходящие в адвокатскую профессию из благородных побуждений служения обществу, остаются без перспектив продвижения, в то время как адвокаты, целенаправленно обслуживающие богатых клиентов, могут процветать.

Марк Меерович «Градостроительная политика в СССР (1917-1929). От города-сада к ведомственному рабочему посёлку». — М.: Новое литературное обозрение, 2017. — 352 с., ил. — 1000 экз.

meerovichЗаслуженный архитектор России Марк Меерович написал книгу о том, как в одной отдельно взятой стране градостроение превратилось в инструмент принуждения, когда дома перестали хотя бы отдалённо напоминать «крепости», где могла бы укрыться частная жизнь граждан, и стали регулярными и экономичными вместилищами рабочей силы; когда «предоставление крыши над головой» использовалось для привязки людей к месту работы. Робкие попытки в начале XX века строить комфортные поселения в России не прижились потому, что организаторами их были не сами жители, а административные органы, чья мотивация и в начале века была неустойчива, а вскоре после революции окончательно отошла от концепции «города-сада» – вынув из концепции базовое условие жилищного товарищества и подменив его ведомственным прикреплением. Этот процесс происходил не в одночасье, сопровождался принудительными мерами, в результате чего спустя столетие облик российских городов радикально отличается от европейских жилищных стандартов.

Симон Кордонский «Россия. Поместная федерация». – М.: Издательство «Европа», 2017. – 312 с. – 1000 экз.

kordonskijПереиздание книги профессора ВШЭ социолога Симона Кордонского, за семь лет не утратившей актуальности. Кордонский рассматривает РФ не как федерацию, но как противоречивое территориальное образование, устройство и функционирование которого обусловлено распределением ресурсов, которые «перенаправляются на обустройство разного рода поместий» — от регионов до дач. Последовательно просматривается противопоставление «реальности» (законодательных, организационных установлений) и того, что существует «на самом деле» (их реализации). Показана система, при которой регионы не заинтересованы в явном приращении богатства, ибо тогда оно будет от них отчуждено; при этом развивается теневая экономика, поиски дополнительных ресурсов для поместий всех уровней. Таким образом, в книге намечены контуры разломов – не столько географических, сколько экономических, политических – которые могут угрожать целостности российского государства.

Изабель Грав «Высокая цена: искусство между рынком и культурой знаменитости». – М.: Ад Маргинем Пресс, 2016. – 288 с. – тираж не указан.

gravИзабель Грав – немецкий историк искусства и художественный критик – написала книгу о взаимоотношениях искусства и рынка в условиях, когда всё большее значение приобретает культ знаменитости. Художник, пишет Грав, отличается тем, что его наследие может рассматриваться отдельно от него самого. Знаменитость делает предметом рынка искусства свою жизнь, и становится уже неважно, сколько вложено в произведение таланта, труда, и какие оно несёт смыслы. Рынок и искусство, по мнению Грав, — сообщающиеся сосуды, но они же находятся в состоянии противоборства, поскольку ценность искусства устанавливается исходя из допущения, что искусство бесценно. Именно поэтому человек, покупающий произведение искусства, иногда с точки зрения рынка существенно переплачивает – он платит не только за прошлое (признанные смыслы), но и за потенциал (будущее). Так было раньше – но значит ли это, что так будет и впредь?

Татьяна Шабаева

Книги предоставлены магазином «Циолковский».

Код вставки в блог

Копировать код
Поделиться:


Если Вы нашли наш проект полезным и познавательным, Вы можете выразить свою солидарность следующими способами:

  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4276 3800 5886 3064

Как еще можно помочь сайту



Оставить комментарий


− 2 = семь

Чтобы получить свой собственный аватар, пожалуйста, зарегистрируйтесь на Gravatar.com