Г.В. Носовский, А.Т. Фоменко. Русь и Рим: Новая хронология

Г.В. , А.Т. . Русь и Рим: . Русско-Ордынская империя. Т.1-2 М.: АСТ, 2007

В интернет-дискуссиях существует известный “Закон Годвина” – по мере разрастания дискуссии вероятность использования аргумента “ты – Гитлер” стремится к единице. Думаю, пора уже ввести в рунете аналогичный “Закон фоменкизации дискуссий”.

Формулируется он так:

“По мере разрастания интернет-дискуссии, в которой используются исторические аргументы, вероятность появления комментатора, который заявит, что вся хронология неверна, все рукописи поддельны, все летописи фальшивые, доказано учеными, не лгунами историками, а настоящими, математиками, стремится к единице”.

Чаще всего закон выполняется сразу же при начале дискуссии. Точно Волдеморт на свое имя, фоменковцы тут же прилетают всюду, где говорится слово “история”, и комментарий о “поддельном Риме” или “фальшивой романовской историографии” появляется одним из первых. В новохроноложество порой впадают даже преподаватели в школах и вузах и растрачивают драгоценное время своих учеников не на приобретение положительных знаний, а на пропаганду идеи “подложности истории”.

Мало того, фоменковщина обросла многочисленными «респектабельными» подражаниями для более рафинированных кругов, которые не желают кушать “битву на Кулишках”. Достаточно назвать тексты известного писателя и интернет-тролля Дмитрия Галковского о “поддельности” берестяных грамот. Даже нефоменковцы сплошь и рядом рассказывают про “поддельную историю”, причем горизонт подделки отодвигается все ближе и ближе, теперь уже у некоторых неподделен только XIX век да и то не весь.

Говорить об упадке «Новой хронологии» пока рано. Да, сегодня сочинения этой секты занимают меньше места на полках книжных магазинов чем раньше, но любую критическую публикацию в их адрес по прежнему атакуют десятки сектантов и сотни сочувствующих им «полезных идиотов». В пользу фоменковщине идет даже её глупость и топорность — тем меньше серьезных ученых и  специалистов готовы с нею полемизировать и тем чаще умный человек промолчит вместо полемики с фоменковцами.

“Новая хронология” превратилась в серьезную социальную проблему, если не сказать – болезнь. Она мешает распространению исторических знаний в обществе, она угашает интерес к прошлому России и русских, она препятствует выработке здоровой национальной идентичности русских людей, основанной на подлинной истории.

Вряд ли может обмануть, то, что фоменковцы сопровождают эту разрушительную деятельность барабанным боем про то, что Русь, будучи Ордой, некогда правила миром, Ермак покорил Америку, а русские цари-ханы похоронены в Египте. Вымышленная Носовским “Империя” не имеет никакого национального, цивилизационного, религиозного лица, превращается в сборную солянку из народов, языков и религий.

Ничего русского в “Империи” фоменковцев нет – это опрокинутая в прошлое глобалистски-постмодернистская империя современности.

В предлагаемом очерке мы сначала обозначим, в чем заключаются ключевые тезисы Фоменко-Носовского, затем проследим, какие этапы прошла “новая хронология” в своем развитии, далее разберем на конкретных примерах способы манипуляции сознанием, используемые фоменковцами и, наконец, сформулируем системный ответ на вызовы “новой хронологии”.

Ключевые постулаты “новой хронологии”

Утверждается, что никакой античности не было, представление о ней сформировано в эпоху Возрождения при помощи подделок или же путем отнесения текстов XVI-XVII веков к значительно более раннему времени.

Утверждается, что наше представление об античности получено путем удвоения персонажей и исторических событий эпохи Возрождения. Именно поэтому мировая история имеет такой якобы “неестественный” вид: высокоразвитая культура античности – упадок культуры в – возрождение античной культуры гуманистами и подражание (на самом деле создание её заново).

Утверждается, что современная хронология исторических событий неверна, она создана двумя учеными Скалигером и Петавием в конце XVI – середине XVII веков, скорее всего, со злонамеренными целями. Современными астрономическими данными, по мнению Фоменко, она не подтверждается. Классическим примером такого несовпадения считает затмение, описанное Фукидидом и относимое традиционной хронологией к 431 году до нашей эры, а Фоменко к 1039-му.

Соответственно, утверждается, что история человечества гораздо короче, чем мы думаем. Она начинается не раньше XI века, а современные очертания познаваемый нами исторический процесс приобретает… тут данные скачут, так как для обороны своей теории фоменковцам приходится объявлять фальшивым всё больший участок всемирной истории, вплоть до конца XIX века.

Утверждается, что тексты, на основе которых формируются наши представления об античности и средних веках – либо подделки, часть которых создана итальянскими гуманистами в XV-XVI веках, либо размножение дубликатов исторических хроник, переписанных с другими именами, датами и деталями. В новейшей версии НХ, вопреки ранее сделанным утверждениям, говорится, что античные авторы подлинны, но просто мы понимаем их тексты неправильно, так как находимся под обаянием “скалигеровской” хронологии.

Утверждается, что факт фальсификации исторических хроник якобы доказывается разработанной Фоменко уникальной математико-статистической моделью анализа нарративных текстов, показывающей, что “династические потоки”, то есть сроки правления и основные события жизни монархов в разных по времени и происхождению исторических хрониках совпадают, а значит, перед нами одни и те же персонажи, отраженные и продублированные в разные хроники. Так, якобы идентичны потоки ранних и поздних римских императоров, где Помпей соответствует Диоклетиану, Август – Константину, Калигула — Юлиану Отступнику. Совпадают династии Палеологов и Плантагенетов. Совпадают Рюриковичи после Александра Невского и Габсбурги, правившие Германией и т.д.

Утверждается, что обнаруженная Фоменко глобальная “фальсификация” мировой истории прикрывает подлинные факты, легшие в основу собственного исторического мифа, который начал активно разрабатываться с того момента, когда к Фоменко в качестве соавтора присоединился Глеб Носовский. Этот миф базируется на глобальной теории заговора. Существовала Великая Империя “Русь-Орда”, которой правили русско-монгольские цари-ханы, а её воинским сословием были казаки. Эта империя охватывала Евразию, Африку, Ермак-Кортес завоевал для неё Америку, религией её было Христианство, основанное на почитании убитого в Константинополе-Иерусалиме Христа-Андроника Комнина, постепенно от этой религии отделялись ислам, буддизм, иудаизм и прочее. В XVI веке против этой империи начался сепаратистский мятеж на Западе, называемый теперь Реформацией, затем власть в Империи захватили злокозненные Романовы, которые уничтожили память о подлинном прошлом, сфальсифицировали всю историю и сделали Россию колонией сепаратистского Запада. Последними движениями сопротивления имперских воинов были казачьи восстания Разина и Пугачева. Западные сепаратисты и Романовы осуществили тотальную подделку всей истории, отправив хроники событий недавнего прошлого в далекое прошлое, подделав и перепечатав все книги с фальшивыми датами. Враги сформировали миф о противостоянии России и Турции, православия и ислама, чтобы не допустить восстановления Империи. До нас сохранились лишь обрывки информации вроде карт, на которых Русь обозначена как “Тартария”, и Фоменко с Носовским выкапывают для нас эти крупицы подлинной информации из-под спуда лжи.

Новая Хронология “Новой хронологии”

История “Новой хронологии прошла 4 существенно разнящихся между собой этапа”.

Этап I. Николай . 1900-1930-е гг. Масонская фантазия.

На этом этапе революционер и масон Николай Морозов (1854-1946), проведший 23 года в Петропавловской и Шлиссельбургской крепостях, сформулировал общую концепцию отрицания достоверности античной истории, исходя из субъективной интерпретации ряда астрономических данных.

Морозов заявил, что библейские книги являются зодиаками, то есть записью расположения созвездий в момент составления книг, и начал вычислять даты, когда на небе можно было увидеть именно такие зодиаки. Всю античную литературу Морозов отверг, заявив, что она сфальсифицирована в средние века и эпоху возрождения. Он же впервые высказал тезис, что ранние римские императоры являются копией поздних. Библейские книги, впрочем, Морозов счел не фальсификацией, а зашифрованной записью астрономических явлений, на основании которой их передатирует.

В своих работах “Откровение в грозе и буре” и “Христос” Морозов перенес Христа из I века в IV, отождествил его со святителем Василием Великим и заявил, что того не распяли, а подвергли “столбованию”, а “Апокалипсис” сочинил святитель Иоанн Златоуст. Не трудно заметить, что на острие удара Морозова было христианство, и главное, что он хотел добиться — это дискредитировать религиозную веру.

При этом в целом морозовские построения являются типичным продуктом распространенного в начале ХХ века сциентистского оккультизма, который был представлен такими разными фигурами как большевики-“богостроители” — красный вампир А. Богданов и глава наркомпроса Луначарский, оккультный декадент Брюсов.

Морозов считал, что мировую историю движет тайный орден астрологов, а сам пытался возродить алхимию на основе периодического закона Менделеева – превращать одни вещества в другие путем изменения состава атома. Академик Сергей Иванович Вавилов справедливо называл это “химическими фантазиями”.

Этап II. Михаил Постников. 1960-1970-е гг. Математики дошутились.

Советский математик М.М. Постников (1927-2004) увлекся в 1960-е годы трудами Морозова, охотно читал о них обширные лекции, пытался устраивать дискуссии с историками, которые, однако, от этих дискуссий уклонялись. Причем не столько из-за дикости идей, сколько из-за дилетантского уровня их подачи. Постников сам цитирует отзыв Льва Николаевича Гумилева – человека вполне способного оценить фантазию и неортодоксальные теории: “Мы, историки, не лезем в математику и просим вас, математиков, не лезть в историю!”

Главными достижениями Постникова в области “новой хронологии” стала формулировка принципа непрерывного эволюционного нарастания знаний, которому, на его взгляд, противоречит исторический провал “темных веков”, а это, по его мнению, значило, что весь период блестящего культурного расцвета в античности был вымышлен и сфальсифицирован в эпоху Ренессанса, а история началась с низкого уровня в III-IV веках нашей эры, как и учил Морозов.

Кроме того, Постников развил метод “династических потоков” – сопоставлять данные о длительности и характере правлений представителей разных династий разных времен с тем, чтобы вычленить дублирующиеся участки. Таким способом Постников, по его мнению, доказал, не только, что ранняя Римская Империя является фантомным дубликатом поздней, но и спартанские цари – отражением правителей поздневизантийской Мистры, расположенной на том же месте.

Степень исторической компетентности Постникова крайне низкая, так он утверждает поддельность тех или иных произведений античных авторов, но, как правило, неверно, с упоздняющим сдвигом, называет даты их первопечатных изданий. Его интеллектуальный инструментарий – выписки из научно-популярных книг по истории советского издания.

По лекциям Постникова с новой хронологией ознакомился другой математик, Анатолий Фоменко, и в определенный момент они создали с Постниковым совместную группу по “новой хронологии”, один из их совместных текстов был даже опубликован Юрием Лотманом в “Трудах по знаковым системам” тартусского университета, что вызвало скандал на уровне ЦК партии и Академии наук.

Постников составил своё трехтомное сочинение “Критическое исследование хронологии древнего мира”, размноженное ИНИОН в 1977 году (издано М.: Крафт, Леан, 2000), однако славы первооткрывателя ему не досталось. Она вся отошла разорвавшему с ним Фоменко.

Если Постников остался ортодоксальным морозовцем, начиная свою альтернативную историю с поздней античности, то Фоменко пошел на радикальный пересмотр морозовской концепции, начав новый этап в истории “новой хронологии”. При этом в изданиях Фоменко до сих пор можно встретить выдержки из работы Постникова, даваемые, как правило, без всякого указания первоисточника. Скажем, в огромном компендиуме по “новой Хронологии” — “Русь и Рим: Новая хронология. Русско-Ордынская империя” Постников не упомянут ни разу.

Этап III. Анатолий Фоменко. 1980-е – начало 1990-х гг. Секта “Андроник-синрикё”.

Анатолий Фоменко, сохранив основы постниковской аргументации и методологии, значительно радикализовал их выводы. Под снос была пущена не только античная, но и вся средневековая история. Фоменко заявил, что разработал методы статистического анализа нарративных текстов, которые доказывают, что большая часть исторических хроник — это подправленные дубликаты друг друга с дублирующими друг друга персонажами. Его “глобальная хронология” претендовала на то, что объясняет происхождение всего многообразия картин исторических событий лишь от четырех первоначальных хроник, которые рекомбинировались и переписывались, отражаясь друг в друге.

Поскольку работы Фоменко начали выходить в период кризиса советской исторической науки с её схоластическими марксистскими схемами и крайней унылостью изложения, фоменковская теория получила теплый прием: во-первых, она укладывалась в большой нарратив разоблачения всего и вся, проходившего под лозунгом “от нас скрывали”, во-вторых, она особенно тепло принималась “технарями”, так как создавала иллюзию, что они лучше понимают в истории, чем “эти паршивые гуманитарии”.

Именно на этот момент пришелся настоящий социальный дефолт технарей – закрывались институты и заводы ВПК, не выплачивались зарплаты. И фоменковщина была одной из форм рессентимента этого внезапно потерявшего место в социуме и чувство собственного достоинства сословия. По сути, это была форма бегства из истории, да и вообще из реальности, аналогичная распространению в этот же период жестких тоталитарных сект – белое братство, “Аум-синрике” и т.д.

Сама концепция объявления Христом византийского императора Андроника Комнина – узурпатора, убийцы и педофила, могла не оттолкнуть общество только в такие смутно-невежественные времена как эпоха перестройки и ранний постсоветский период.

Однако проблемой Фоменко было то, что он внес в “новую хронологию” преимущественно отрицательное, нигилистическое содержание – разрушение старого нарратива, обрамленное множеством графиков и замешанное на критике такого эзотерического и никому не понятного текста как “Альмагест” Клавдия Птолемея. Фоменковщине остро не хватало своего позитивного мифа, своего собственного нарратива, который появился с выходом на первый план постоянного соавтора Фоменко – Глеба Носовского.

Этап IV. Глеб Носовский. 1995 – наст. вр. “МММ” фолк-хистори.

Математик Глеб Носовский публиковал работы по “новой хронологии” уже в 1980-е годы, пытался передатировать Никейский собор и пасхалию. Будучи прихожанином старообрядческой церкви (от которой был отлучен после публикации очевидно несовместимых с православием работ) проявлял острый интерес к религиозным вопросам.

С его именем связано превращение “новой хронологии” из деструктивной параисторической теории в полноценную “фолк-хистори” со всеми её элементами – большим нарративом, народными этимологиями имен и названий, вскрытием тайных вражеских заговоров, чудесными превращениями персонажей, перепутыванием истории и мифологии, когда в одном потоке анализируются Троянская война, Песнь о нибеллунгах и политика Габсбургов.

Постепенно это фолк-историческое содержание в “новой хронологии” нарастает. Собственно, нигилистическая историческая критика используется теперь только как прелюдия к теории “романовского заговора” против русской истории, из-под спуда которого авторы достают нам “подлинные факты” о том, что Русь это и Орда, и Рим, что Ермак и Фернан Кортес – одно лицо, что арабские монеты, найденные на территории Руси, это русские монеты.

В своей основе концепция Носовского является радикальным фоменкизированным переложением популярной в 1980-1990-е евразийской концепции Льва Гумилева об органичном сосуществовании Руси и Золотой Орды, о евразийском союзе против Запада и т.д. Сам склонный к исторической мифологизации, Гумилев был бы наверняка изрядно раздосадован, узнав, что его сложные схемы установления близости и взаимосвязи Руси и Орды заменены их грубым отождествлением до степени Батый – это “батько” атаман, а Дмитрий Донской – Тохтамыш.

В этот период “Новая хронология” превратилась фактически в коммерческий культ, аналогичный многим сектам и построенный по принципу “пирамиды” – необходимо непрерывно поддерживать интерес читателей, а для этого выступать все с новыми и новыми откровениями, раскрывать все новые и новые тайны, охватывать все новые и новые области. К тому же нарастание до невозможной степени количества материала и абсурдных утверждений позволяет практически полностью парализовать критику, так как размывается предмет спора и утрачивается единая точка отсчета. То, что вчера было “фальсификацией”, сегодня оказывается “тайным посланием”, в котором есть знаки истины, которые требуется только расшифровать. Но если в этом “послании” обнаруживаются какие-то факты, которые вскрывают ложность фоменковской гипотезы, то это, конечно, поздние интерполяции. Отсюда метод фактического спама, когда фоменковщина привлекает всё больше и больше тем и утверждений, якобы доказывающих её основные тезисы.

В фоменковской концепции началась “игра на повышение” и в плане риторического заигрывания с патриотизмом, мол, только фоменковская версия истории раскрывает подлинное величие Руси, а те, кто с нею не согласен – участники русофобского заговора. То, что ни о какой Руси уже вообще речь не идет, что фоменковщина её уничтожает, оглушенные псевдославянофильской трескотней читатели даже не задумываются. Эта стадия, когда “новая хронология” существует в качестве все более разрастающейся фабрики квазиисторических мифов, продолжается и до сих пор.

Последователи “новой хронологии”, как правило, делятся на два выраженных типа, даже если они сами в этом себе не признаются – на фоменковцев и носовцев. Представителям первого типа интересней теория подделки античности, ложности хронологии, скептического отношения к историческим источникам. Большинство эпигонов фоменковщины так же, как правило, стоят на первой, нигилистической позиции. Представителям второго типа интересней миф о былой великой Империи, поиск информации о ней, зашифрованной в тех или иных дошедших до нас источниках.

Важно понимать, что фоменковская и носовская часть “Новой Хронологии” фундаментально противоречат друг другу и по общему духу, и по методологии. Одна представляет собой исторический нигилизм, другая – историческое мифотворчество.

Например, в рамках фоменковской деструктивной методологии “очевидно”, что Геродот, Иосиф Флавий, равно как и другие древние историки, это фальсификация эпохи Ренессанса.

В то же время в рамках носовского исторического мифа не менее “очевидно”, что Геродот — это реальный автор, живший в XVI веке, который может служить ценным источником по информации “Империи”, если его правильно истолковать, проблема не в фальшивке, а в неправильной интерпретации его “средневековыми схоластами”. Из Иосифа Флавия Носовский и вовсе черпает информацию обеими руками, например, находит у него рассказ о Стеньке Разине.

В рамках соавторства, чьи построения претендуют на научность и истину, такие противоположные модели сосуществовать не могли бы. Но, поскольку НХ представляет собой коммерческий культ, в котором истина авторов интересует меньше всего, то большинство изданий Фоменко-Носовского представляют собой текст-кентавр, где две противоречащие друг другу методологии и исторические мифологии обитают в соседних главах. Впрочем, за счет более высокой производительности “носовская” часть этого кентавра постепенно расползается за счет фоменковской.

Помпейские рыцари, османские атаманы и фальшивые грамоты

При помощи каких приемов Фоменко и Носовский манипулируют своими читателями и какую технику доказательств применяют?

Главное воздействие на читателя Фоменко и Носовский оказывают не на уровне фактического содержания и логически выстроенной аргументации, сколько на уровне построения нарратива. Вопрос не столько в том, что говорится, сколько в том как строится повествование.

Прежде всего, это метод интеллектуальной DDOS-атаки. Как правило тексты Фоменко-Носовского рассчитаны на читателя, который обладает весьма ограниченными и фрагментарными познаниями в истории, в объеме менее школьного учебника истории. Ему незнакомы большинство имен, фактов, дат, которые называют Фоменко-Носовский. Эти даты подаются ему в хаотическом порядке, главы в книгах по НХ крайне редко выстраиваются в целостный нарратив, где возможно установить логические или хронологические связи. Как следствие, читатель этих опусов попросту не имеет возможности систематически следить за руками и проверять информацию.

Важнейший метод доказательства используемый Фоменко-Носовским это предположение вместо доказательства и компрометация вместо опровержения. Как правило, это переход на личности, заявления о позднем происхождении или сфальсифицированности противоречащих источников.

Создатели НХ не производят полного доказательства или опровержения той или иной позиции. Вместо этого они высказывают предположение, “возможно”, или, той или иной фразой набрасывают тень на объект компрометации, после чего стремительно меняют тему. Здесь налицо психологическое манипулирование читателем, имеющим привычку к обычной научной литературе: смена темы изложения на уровне рефлекса воспринимается нами как успешное завершение доказательства.

Регулярно Фоменко и Носовский манипулируют недостаточной осведомленностью читателя, а может быть и своей собственной, используя такой прием как анахронизм.

Одна из любимых их тем – указывать на средневековые изображения древних событий – евангельских и ветхозаветных, деяний Александра Македонского или Юлия Цезаря. На том основании, что одежда, оружие, города, пейзажи, изображены анахронистично, в соответствии со средневековой модой, Фоменко-Носовский утверждают, что это и есть реалистические изображения реальных событий. Мол, Христа распяли у большой реки с зелеными берегами, в Иерусалиме и Вавилоне были готические соборы, а под Троей сражали закованные в латы конные рыцари.

Такая аргументация рассчитана на читателя, который пребывает вне контекста и не знает, что синхронно с западноевропейской существовала византийски-русская традиция изображения тех же самых сцен и персонажей — длинные позднеантичные одежды, хитоны, мафории, бороды, совершенно не готические строения, римские воины в панцирях и с оружием совершенно не похожих на западное.

Так, к примеру, выглядят античные мудрецы на фресках Благовещенского собора Московского Кремля, сохранивших, по мнению Фоменко-Носовского тайное знание. Аристотель, Плутарх, , Платон, Вергилий изображены в позднеантичных длинных одеждах. Никаких доказательств того, что западноевропейское позднесредневековое искусство – это “рисунки с натуры”, а византийско-русское и ренессансное – это “условные изображения”, Фоменко и Носовский конечно не приводят, поскольку привести не могут.

Вергилий. Фреска Благовещенского собора Московского Кремля

Но еще анекдотичней получается, когда делается попытка античное, древнеримское изображение выдать за средневековое.

На одном из рисунков-граффити из античных Помпей изображен человек в закрытом шлеме, с квадратным щитом и с пальмовой ветвью в руке. “Изображение средневекого рыцаря в шлеме с забралом” сообщают нам Фоменко-Носовский. Почему они так решили – совершенно понятно. Как и все советские школьники они смотрели картинки в учебнике и видели, что римские легионеры изображены в открытых шлемах, а средневековые рыцари – в закрытых. А значит, если шлем похож на закрытый, то перед нами средневековый рыцарь.

Но есть проблема. Не говоря уж о том, что в Древнем Риме закрытые шлемы были чрезвычайно распространены как в армии, прежде всего в кавалерии, а парадный шлем римского офицера так же включал в себя маску, полностью закрывающую лицо, перед нами, вообще-то гладиатор.

Закрытые гладиаторские шлемы были нормой, Помпеи были настоящей меккой гладиаторского спорта, там раскопаны гладиаторские казармы, где найдены шлемы точно совпадающие с тем, который изображен на граффити.

Перед нами снаряжение гладиатора-“провокатора”, включая плюмаж, характерный для ранней модели этих шлемов – у более поздних он исчез. Под рисунком подпись “Кампанцы, вы тоже будете уничтожены при нашей победе над нуцерианцами”. Типичная для античных Помпей и вообще для античных обществ борьба групп “фанатов”, которой не чужды и современные спортивные арены.

Ничего необычного и средневекового в этом рисунке, как видим, нет. Зато напротив – признак дремучего невежества отнести к средневековью изображение на котором присутствует типичный римский квадратный щит – scutum.

Для того, чтобы доказать, что рисунок из Помпей является изображением средневекового рыцаря, Фоменко и Носовскому пришлось бы доказать средневековое происхождение всех найденных как в Помпеях, так и во множестве других мест по всему средиземноморью закрытых шлемах, опровергнуть аутентичность всех нарративных, эпиграфических и визуальных источников, рассказывающих о гладиаторах-провокаторах или о снаряжении офицеров римской конницы, и лишь после этого они могли бы утверждать, что и данное изображение является средневековым.

Разумеется, горе-историки ничего этого не делают, поскольку апеллируют не к действительному научному доказательству, а лишь к мнению публики, которая ничего не знает об античных закрытых шлемах, а вот рыцарей видела в кино. Апелляция к мнению публики вообще является одним из коронных номеров фоменковщины – едва начали появляться публикации этих строк касающиеся “Новой хронологии”, как была оставлена масса точно написанных под копирку комментариев (еще один прием отлично известный каждому, кто хотя бы поверхностно изучал сектоведение): “Автор должен спорить с Фоменко очно, а не критиковать за глаза”. О том, что научная дискуссия – это в 85% случаев именно взаимная критика “за глаза”, а ораторское искусство или поддержка публики, и уж тем более – клаки, не может быть критерием научной достоверности, — обо всем этом авторов комментариев никто не предупредил.

Ну и, наконец, вопрос на засыпку: какая разница изображен ли на граффити из Помпей античный гладиатор или средневековый рыцарь, если по утверждению создателей “Новой хронологии” и та и другая эпоха выдуманы в XVII веке, когда экипировка и вооружение уже не походили ни на античные, ни на средневековые.

Фоменко-Носовский, в данном случае, пытаются убедить читателей в своей правоте при помощи факта, который в рамках научной хронологии имеет удовлетворительное объснение, а в рамках “новой хронологии” вообще не имеет значения.

Для Фоменко и Носовского вообще очень характерно использование для подкрепления своей точки зрения источников, несколькими главами ранее объявленных ими фальшивкой, и научной литературы, которая рассматривается ими же самими как фальсификаторская.

Н.М. Карамзин

Скажем, Карамзин является с фоменковской точки зрения классическим представителем “романовской историографии”, то есть обер-фальсификатором истории. Однако это не мешает сделать выписку из его истории, чтобы на её основании заявить: Оттоманскую империю создали атаманы астраханских и кубанских казаков.

“Народ, именуемый в Восточных летописях Гоцами, в Византийских Огузами или Узами, единоплеменный с Торками, которые долго скитались в степях Астраханских, служили Владимиру Святому, обитали после близ Киева и [до самого нашествия Татар]* составляли часть Российского конного войска — сей народ [мужественный, способствовав в Азии основанию и гибели разных Держав (Гасневидской, Сельчукской, Харазской)], наконец под именем Турков Османских основал сильнейшую Монархию, ужасную для трех частей мира и еще доныне знаменитую”.

* Текст в [квадратных скобках] опущен Фоменко и Носовским при цитировании.

Приведя с характерными пропусками цитату из Карамзина Фоменко и Носовский заявляют:

“Если сказать короче, то получится: астраханские и запорожские казаки-атаманы, двигаясь от Киева как часть русского войска, основали Османскую империю. Тогда понятно, почему ее называли отоманской или попросту атаманской. Её называли так же османской, — может быть, просто росманской” (т. 2. с.557).

Тут мы наблюдаем целый куст классических для фоменковщины приемов обработки сознания.

Во-первых, чрезвычайно распространенная среди негуманитариев берущихся за исторические вопросы практика — путать исторические источники на основании которых можно сделать те или иные исторические выводы и исследовательскую литературу, историографию, в которой выводы уже сделаны и представляют собой мнение автора той или иной книги.

Труд Карамзина может быть источником только для исследования мнений Карамзина: этот историк считал, что народ создавший Османскую империю был в родстве с теми народами, что кочевали около Киева и назывались торками. “Источником” же, “доказывающим”, что торки или их родственники основали Османскую империю, труд Карамзина быть не может.

Во-вторых, один из основных методов “Новой Хронологии”, особенно на её носовском этапе, это народные этимологии и псевдо-лингвистика, когда кажущиеся звучащими похоже слова отождествляются между собой: Батый-батька, Османы-Оттоманы-атаманы. Подобные этимологии вызывают приступы рыданий у лингвистов, но на тех, кто не слишком образован, производят чарующее впечатление, так как у них создается ощущение очевидности, наглядности доказательства: я же собственными ушами слышу, что это похоже, что это одно слово.

С османами-оттоманами есть, впрочем, трудности – слово “оттоман” турки никогда не произносят. Они говорят Osman. В европейскую версию – оттоман, превратилось это слово через посредство арабов, у которых это имя произносится как Uthman. В некоторых диалектах арабского, например в сирийском, на место этого шипящего th приходит твердое t. Поэтому в Сирии можно было услышать и Osmanie и Otmanie. Вот от этого произношения и оттолкнулись европейцы со своим “Оттоманом”.

Но, создателями Османской империи были тюрки, турки, они, разумеется, говорили только “Осман”, то есть никакой связи с атаманом в языке создателей империи не было вообще. Иными словами, сами “атаманы”-тюрки не называли себя “атаманами”, но только “османами”, а “отоманами” их называли только покоренные арабы, сирийцы и жители Западной Европы. И если наш наивный читатель услышит эти два слова произнесченными на их родном языке – “Uthman” и “атаман”, то он вряд ли предположит их сходство.

Наконец третий, самый, пожалуй, грубый из приемов манипуляции сознанием, засветившихся в этом маленьком отрывке. Фальсификация текста при помощи произвольного цитирования. Фальсификация фальсификата разоблачителями фальсификаций – частое, кстати сказать, явление.

Цитируя Карамзина Фоменко-Носовский опускают те фрагменты цитаты, которые противоречат внушаемым ими читателю тезисам. Они пропускают слова, что торки “до самого нашествия Татар” составляли часть русского конного войска, с тем, чтобы у читателя создавалось впечатление, что не когда-то давно, в Киевские времена, некоторые тюрки служили некоторым русским князьям, а вот прямо сейчас, при Василии III часть русского конного войска пошла завоевывать себе новую империю.

Так же они опускают слова о том, что народ тюрков, “способствовав в Азии основанию и гибели разных Держав (Гасневидской, Сельчукской, Харазской)” лишь после этого уже стал создавать Османскую империю. Фоменко-Носовскому важно создать впечатление, что речь идет не об общей характеристике всех тюрок в течение столетий истории, а о сравнительно кратковременном событии – якобы, часть русского войска двигаясь от Киева основала Османскую империю.

Начали с поддержки авторитетом Карамзина теории в которой Карамзин объявляется фальсификатором, а закончили фальсификацией самого Карамзина.

Использование прямых фальсификаций и подлогов в текстах Фоменко-Носовского – это постоянное явление. Они все строятся на больших и малых подделках. Показательным случаем является история с берестяной грамотой на которой изображена православная святая Варвара.

В 2000 году, среди берестяных грамот в Новгороде была обнаружена грамота на которой нарисована икона Святой Варвары – канонический облик святой, твердо процарапанное имя.

Кликнуть для увеличения до полного размера.

Внизу гораздо менее твердым, торопливым почерком процарапаны закорючки, которые академики Зализняк и Янин в своей статье в Вестнике РАН за 2001 год (А.А. Зализняк, В.Л. Янин. Новгородская псалтырь начала XI века – древнейшая книга Руси // Вестник РАН, том 71, № 3, 2001.), проинтерпретировали как запись года. Первый символ они прочли как славянскую букву “Зело” в отзеркаленном варианте, нередко встречающемся в славянских рукописях, — эта буква обозначает 6000. Второй символ они интерпретировали как латинскую букву D, передающую число 500. Третью прочли как славянскую букву “Люди”, передающую цифру 30. Наконец, четвертая буква это славянская “Земля” передающая цифру 7. Получился 6537 год от сотворения мира по византийскому счислению, то есть 1029 год, эпоха заботившегося о распространении грамотности Ярослава Мудрого.

К интерпретации Зализняка и Янина могут быть вопросы, так как непонятно, откуда среди славянских букв появляется латинская D для обозначения 500. Впрочем, не исключено что перед нами торопливая попытка нарисовать “Фиту”, которая как раз означает 500. Значки написаны так торопливо и неряшливо, что они создают трудности для интерпретации, но в целом ничего неправдоподобного в гипотезе Зализняка-Янина нет.

Но тут на сцене появляются Фоменко и Носовский, которые в 2002 году публикуют в том же “Вестнике РАН” свою статью (Г.В. Носовский, А.Т. Фоменко. О “новгородских датировках” А.А. Зализняка и В.Л. Янина // Вестник РАН, том 72, № 2, 2002.) в которой заявляют, что на бересте действительно дата. Они утверждают, что значков мы видим не 4, а 5. И 4 из этих значков написаны обычными арабскими цифрами и только пятый – славянской. Записан же на бересте год 7282 арабскими цифрами, то есть 1774 год, и только пятый значок записан по-славянски, это та же “земля” означающая “7”. По утверждению Фоменко-Носовского эта семерка означает 7-й год индикта, то есть византийского 15-летнего цикла.

Не будем сейчас обсуждать содержательную сторону этой теории: кому и зачем понадобилось в 1774 году записывать на бересте арабскими цифрами дату в исчислении от сотворения мира, хотя с 1700 года Петром Великим была введена эра от Рождества Христова. Зачем рядом с записанной арабскими цифрами датой ставить год индикта славянской буквой, то есть использовать в одной короткой дате две цифровых системы, тем более, что исчисление по индиктам в 1774 году не использовалось.

Речь о другом. Для подтверждения своего тезиса Фоменко и Носовский использовали заведомо сфальсифицированную прорисовку символов с берестяной грамоты. Они пририсовали линии которых на бересте нет и быть не может и стерли линии, которые на ней есть, чтобы подогнать под свой результат. Посмотрим внимательно и сравним.

Если в первом символе искажения незначительны, хотя он с очевидностью непохож на арабскую семерку, то во втором символе, выдаваемом за двойку, начинается прямая фальсификация. Никакого “хвостика”, который Фоменко-Носовский выдают за нижнюю перекладину двойки, попросту нет. На этом месте естественная царапина бересты, но в остальной линии нет ничего, что давало бы основания предположить тут продолжение знака. А без этого подрисованного фальсификаторами знака в фигуре нет ничего даже отдаленно напоминающего двойку.

Третий по счету Фоменко-Носовского символ, мнимая “восьмерка”. Этот символ, если рассматривать его отдельно, больше похож на славянский “Хер”, означающий, кстати, 600. Фоменко и Носовский попросту дорисовали пунктиром линии замыкающие символ и превратили нечто похожее на “Х” в нечто похожее на “8” дорисовав линии. При этом идущая по верхней границе линия сгиба идет ниже концов символа, спутать её с замыкающей восьмерку линией невозможно. Снизу также нет ничего хотя бы отдаленно напоминающего замыкающую восьмерку линию. Оба конца символа повисают.

Четвертый по счету Фоменко-Носовского символ подвергнут особенно ожесточенной фальсификации. У знака, который Зализняк и Янин не без резона сочли славянской Л, “люди” Фоменко и Носовский попросту стерли левую перекладину, изобразив на своей прорисовке дело так, что речь идет о естественной царапине. Однако на фото четко видно, что эта линия искусственного происхождения и перед нами классическое написание славянской Л – правая перекладина чуть выступает сверху над левой. Зато с правой перекладиной Фоменко и Носовский повеселились как Харви Вайнштейн с красотками. В прориси полностью изменена геометрия линии, причем если частично это может быть замаскировано естественными царапинами на бересте, то тот факт, что нижняя часть линии выдаваемой за двойку, включая крючочек, символизирующий нижнюю перекладину цифры, попросту выдумана нет никаких оснований сомневаться.

И лишь букве “земля” повезло – её вывели настолько четко, (кстати, у меня создается впечатление, что это другая рука), что даже Фоменко-Носовскому пришлось отказаться от попыток ее как-то переинтерпретировать. Видно, что это “Земля”, а не, скажем, тройка.

Итак, из пяти символов, которые, по утверждению Фоменко-Носовского имеются на бересте со Святой Варварой, три ими подделаны путем существенного искажения подлинного изображения, причем один – с особым цинизмом.

Именно это, а не работа Поджо Браччолини, которого новохроноложцы обвиняют в подделке трудов Тацита, и не работа “романовских историографов” Миллера, Карамзина или Соловьева, вот это вот, что мы видим в данной прорисовке и называется словом фальсификация. В данном случае Фоменко и Носовский пойманы с поличным. Их подвело то, что в 2002 году трудно было предположить, что совсем скоро станет возможно выкладывать в интернет фотографии берестяных грамот в высоком разрешении и в их подделке сможет убедиться каждый желающий.

И снова ложь, покой нам только снится… Пара слов о «Битве на Кулишках».

Настоящая мода на Новую Хронологию  началась в 90-е, когда Россия и русские были унижены, а наша история казалось провалившейся и состоящей из одних неудач. Слишком многим тогда хотелось сбросить эту историю с корабля современности и написать вместо неё другую, в которой мы могучие, великие, страшные, всепобеждающие, а если мы оказались сейчас в руках врагов, то это временные трудности, которые мы преодолеем, особенно если вспомним «настоящую» историю. На этой волне чрезвычайно популярна была, к примеру, подделка середины ХХ века – «Велесова книга», всевозможные «Арийские веды». Тогда-то Фоменко и Носовский начал сочинять такую фэнтези, в которой Русь была Ордой и правила миром, Дмитрий Донской был ханом Тохтамышем, а христианство с исламом были одной религией.

И вот что характерно, — эта мнимо «патриотическая» фэнтези началась с разрушения одного из самых важных участков национальной памяти и гордости – Куликовской битвы.

В мифе о «битве на Кулишках» все приемы фоменковщины – ложь, фальсификация, манипуляция читателем, логические круги и подмена тезисов видны как на ладони.

 Начнем с «блистательного» источниковедения. «Задонщина – основной источник» сообщают Фоменко и Носовский, и тут же его критикуют. Оказывается все списки (то есть ихзвестные нам конкретные рукописи) «Задонщины» поздние, кроме одного датируемого концом XV века, который содержит только половину памятника. Ученые «реконструируют» текст «Задонщины», а исследуя «фундаментальное издание» – «Памятники литературы Древней Руси» (ПЛДР) 1981 года новохронологи обнаружили что часть слов выделены курсивом, то есть реконструированы, и особенно часто среди этих реконструированных названий фигурируют Дон и Непрядва. А значит на самом деле никаких Дона и Непрядвы изначально в Задонщине не было, а было что-то другое (запомним этот тезис).

«Задонщина» действительно считается самым ранним памятником куликовского цикла, созданным Софронием Рязанцем на основе «Слова о полку Игореве». Она сохранилась не в автографе, а в позднейших и иногда различающихся списках, самый ранний из которых был сделан книжником XV века Евфросином, жившим в Кириллово-Белозерском монастыре. Он переписал часть поэмы Софрония, окрестив не столько её, сколько описанную в ней битву «Задонщиной» и «Мамаевщиной» (а еще он пишет о «Тахтамышевщине» – набеге хана на Москву).

Для минимально квалифицированного историка нет ничего проще – взять текст Евфросина, самый ранний известный нам список «Задонщины», и посмотреть есть в нём слова «Дон» и «Непрядва», или нет? Для этого, конечно, вместо популярной хрестоматии для учителей-словесников, ПЛДР (назвать её фундаментальным изданием – форменное невежество), нужно взять научное издание, где отдельно издан каждый список «Задонщины» – «Слово о полку Игореве и памятники Куликовского цикла» (М, 1966), и подсчитать там количество слов «Дон» и «Непрядва». Слова «Дон» и его производные употребляются в тексте 17 раз. Дважды в рукописи упоминается Непрядва: «не тури возрыкають на полѣ Куликовѣ на рѣчкѣ Непряднѣ». Причем её невозможно объявить Днепром-Непром, который тоже упоминается в тексте, так как последний пишется не через «е», а через «ять» — Нѣпр.

Автор в 2010 году зачерпнул Дону у слияния Дона и Непрядвы.
Автор в 2010 году зачерпнул Дону у слияния Дона и Непрядвы.

Никаких неясностей и разночтений с «Задонщиной» нет – она ясно локализует битву на Доне и Непрядве, а не где-то еще. А главное, зачем городить этот огород, если, во-первых, дальше сами Фоменко и Носовский строят все свои реконструкции не на основе древнейшего памятника – «Задонщины», а на основе «Сказания о Мамаевом побоище», которое исследователи единодушно считают отстоящим от битвы на полтораста лет минимум и все рукописи которого значительно младше рукописей «Задонщины»? А во-вторых, сами новохронологи заявляют, что битва происходила не на Дону, а на… Дону, так как «Дон» это название множество восточноевропейских рек и имеется в виду Москва река.

Сначала читателю внушают сомнение в том, что в рукописи было действительно написано «Дон» (теория фальсификации), а потом говорят «Дон», это название реки Москвы (фолк-хистори). «Доном была названа будущая река Москва. Напомним, что по нашей реконструкции Москва фактически ещё не заложена, а потому названия «Москва река» могло еще и не быть».

Что Дон это река Москва фоменковцы «доказывают» тем, что в «Задонщине» боярыня Мария восклицает (цитирую по древнейшему евфросинову списку поэмы): «въ краснѣ градѣ Москвѣ. Восплачется жена Микулина Мария, а ркучи таково слово: «Доне, Доне, быстрыи Доне, прошелъ еси землю Половецкую, пробилъ еси берези хараужныя, прилелѣи моего Микулу Васильевича». Восплачется жена Иванова Федосия: «Уже наша слава пониче в славнѣ городѣ Москвѣ». С помощью этого текста, если понимать его сверхбуквально в самом деле можно предположить, что Дон течет из земли Половецкой мимо Москвы. Но вот что он точно доказывает, это то, что город Москва уже существовал, и был красным градом, и назывался Москвой. То есть «доказательство» Фоменко и Носовского уничтожает само себя.

Таким же самоуничтожающимся доказательством является рассказ про Красный холм, где находилась, якобы, ставка Мамая и в котором фоменковцы видят Таганский холм и Швивую горку. Дело в том, что ни в одном из наших источников никакой «Красный холм» не упомянут. Единственным упоминанием о месте Мамая во время битвы является реплика «Сказания о мамаевом побоище», которая в Киприановской редакции сказания звучит так: «Нечестивый же царь Мамай с пятмя князи бюолшими взыде на место высокое на шоломя, и ту сташа». В остальных редакциях нет и слова «шолом», холм, и нигде он не называется «Красным».

Откуда же взялся «Красный холм»?

Фоменко и Носовский списали его из «Истории казачества» А.А. Гордеева, полной самых нелепых фантазий, перекочевавших и к ним, и в некоторые тексты Льва Гумилева, например от начала и до конца выдуманную историю о «побратимстве» Александра Невского с сыном Батыя Сартаком.

Но в данном случае казачий фантаст невинен, он честно заимствовал у тульского краеведа И.Ф. Афремова предположение, что холмом, на который выехал Мамай, был Красный холм в окрестностях Куликова поля. Афремов привязал ставку Мамая бывшую на некоем безымянном «высоком месте» к конкретному холму в Тульской губернии, который назывался Красным, и сделал он это на основании народных легенд туляков.

Вокруг исторического Куликова поля сложился целый цикл народных преданий и легенд в которых некоторые исследователи видят отражение не дошедших в летописи фактов. Действительно это так, или перед нами народная придумка – можно спорить. Но вот что несомненно – единственным источником в котором в качестве ставки Мамая фигурирует «Красный холм» являются легенды крестьян Тульской губернии, переданные историкам в XIX веке и относились они к «вот этому холму» в Тульской области, который называется «Красным». Именно благодаря легендарной привязке на этом холме была впоследствии поставлена колонна-памятник и церковь в честь битвы.

Никакого «Красного холма», который можно было бы переместить с Тульской земли в Москву – в источниках нет, есть только конкретный тульский «Красный холм», который легенды о нем позволили с натяжками привязать к битве. А теперь вопрос на засыпку: если Куликовская битва была в Москве, то почему топографические легенды о ней сохранились только под Тулой, да так, что именно на них, как на источнике, стоят свои «реконструкции» новохроноложцы?

Все прочие топонимические построения Фоменко и Носовского примерно такого же свойства. Они подробно разобраны в статье В.А. Кучкина «Новооткрытая битва Тохтамыша Ивановича Донского (он же Дмитрий Туйходжаевич Московский) с Мамаем (Маминым сыном) на московских Кулижках» к которой и отошлем читателя, а сами поговорим не о возможных ошибках фоменковцев, а о прямой и неприкрытой лжи.

Базовый метод фоменковской работы с источниками – это цитировать то, что выгодно для подтверждения своего вымысла, что невыгодно – не цитировать, игнорировать любые противоречия в собственной позиции, а противоречащие фрагменты источника объяснять тем, что его исказила «романовская историография». Но иногда и вся эта совокупность приемов не помогает. И тогда приходится просто и бесхитростно врать.

«Сегодня нам объясняют, что на Куликовом поле сражались русские с татарами. Русские победили. Татары были разбиты. Первоисточники почему-то придерживаются другого мнения. Мы просто процитируем их краткий пересказ, сделанный Гумилевым в книге «От Руси к России» (1992). Сначала посмотрим, кто сражался на стороне татар и Мамая. Оказывается «волжские татары неохотно служили Мамаюи в его войске их было немного». Войска Мамая состояли из поляков, крымцев, генуэзцев (фрягов), ясов и касогов» — пишут Фоменко и Носовский в своём объемистом компендиуме «Русь и Рим» (т. 1 с. 598).

Почему «первоисточники», которые, якобы, «другого мнения» нужно не цитировать, а давать в пересказе Льва Гумилева, которого самого сплошь и рядом обвиняли в передергиваниях, да еще и лишенную всякого научного аппарата чисто публицистическую его книгу «От Руси к России» – загадка. Но ладно бы только это! Даже процитировать Гумилёва Фоменко и Носовский оказались не в состоянии, а вместо этого его переврали и намеренно исказили его слова. «В войсках Мамая была генуэзская пехота, а также аланы (осетины), касоги (черкесы) и половцы, мобилизованные на генуэзские деньги» (От Руси к России, 1992, с. 163).

Ни о каких «поляках» выдуманных в данном контексте Фоменко и Носовским Гумилёв не писал. Он писал о половцах, классическом кочевом народе, многосотлетних противниках русских со времен Владимира Мономаха и князя Игоря. Уровень неуважения Фоменко и Носовского к своим читателям таков, что даже цитируя то или иное подтверждение своих слов они не могут не сжульничать и не вписать в цитируемый источник того, чего там не было, нет и быть не могло. Подобная источниковедческая клептомания это уже патологическое состояние, когда обман приходится прикрывать ещё большим обманом.

Фоменко и Носовский знали, что у Гумилева никаких «поляков» нет. И всё-таки их вписали. И всё-таки назвали своё вписывание «цитированием». То есть совершили вполне осознанный подлог, который невозможно списать на ошибку и неаккуратность. О чем это говорит? О том, что оба персонажа всё отлично про себя знают и понимают, что являются не первооткрывателями, не реконструкторами, не фантазёрами, а именно фальсификаторами истории.

 

Ночь пожирателей затмений

Утверждения об особой научности “Новой Хронологии”, якобы противостоящей приблизительным методам нормальной исторической науки, как правило обосновываются адептами Фоменко и Носовского ссылками на их математические методы анализа нарративных текстов и астрономические изыскания в области датировки положений звезд и затмений.

Ключевой тезис “Новой Хронологии” – труды “античных” авторов описывают астрономические реальности средневековья, а не древности, а стало быть созданы или сфальсифицированы лишь во II тысячелетии. В I тысячелетии до нашей эры или даже в I тысячелетии нашей эры никакой истории не было, продолжался каменный век, а все нарративные письменные источники, рассказывающие о событиях древней истории, отображают, как утверждает Фоменко, карту звездного неба II тысячелетия.

Я не буду касаться датировки звездного каталога Клавдия Птолемея “Альмагест”, так как это очень специальная астрономическая область, отмечу только, что существует развернутая критика фоменковских спекуляций в этой области данная астрономом Ю. Н. Ефремовым. С нею, равно как и с другими работами с критикой “Новой Хронологии” можно ознакомиться в сборнике “История и антиистория” (М.: “Языки славянской культуры”, 2001).

Разберем те построения Фоменко, где астрономические утверждения можно сопоставить с данными нарративных исторических источников и посмотрим, что у нас получится.

Астрономические, точнее – астрологические, спекуляции в области хронологии начал еще Николай Морозов, который и обратил первым внимание на “затмение Фукидида”, описанное этим греческим историком в его книге, освещающей события Пелопонесской войны.

Труд Фукидида содержит следующий текст.

“Τοῦ δ’ αὐτοῦ θέρους νουμηνίᾳ κατὰ σελήνην, ὥσπερ καὶ μόνον δοκεῖ εἶναι γίγνεσθαι δυνατόν, ὁ ἥλιος ἐξέλιπε μετὰ μεσημβρίαν καὶ πάλιν ἀνεπληρώθη, γενόμενος μηνοειδὴς καὶ ἀστέρων τινῶν ἐκφανέντων”
(Фукидид. История. II, 28).

В переводе Ф. Мищенко (1915) этот пассаж звучит так:

“В ту же летнюю кампанию, в новолуние, — кажется, только тогда это и возможно, — солнце после полудня затмилось, приняло вид полумесяца, причем появилось несколько звезд, и снова стало полным”.

В переводе Стратановского (1981), более филологически строгом, рассказ Фукидида имеет следующий вид:

“Тем же летом в новолуние (когда это, видимо, только и возможно) после полудня произошло солнечное затмение, а затем солнечный диск снова стал полным. Некоторое время солнце имело вид полумесяца, и на небе появилось даже несколько звезд”.

Если быть совсем буквальными, то дословный перевод должен звучать так:

“Тем же летом в новолуние, как и единственно, думаю, существует возможность, солнце затмилось после полудня и обратно восполнилось, стало полумесяцем и звезды кое-какие воссияли”.

Научная историческая хронология относит это событие к 3 августа 431 года, когда астрономические вычисления дают кольцеобразное солнечное затмение 51 затмение 48-го Сароса. Его максимальная фаза была 0.9843 и наблюдалась в районе Скандинавии до Крыма.

От этого затмения отсчитывается триада “Фукидидовых” затмений, в которое, наряду с вышеописанным входят солнечное затмение 21 марта 424  (65-е затмение 42 Сароса) и лунное 27 августа 413 года.

Николай Морозов первым заявил, что описанное Фукидидом затмение это не может быть затмением 431 года, так как оно было кольцеобразным, а не полным, в то время как звезды могут быть видны только при полном затмении.

По сему случаю, Морозов предложил считать “фукидидовым затмением” полное затмение 2 августа 1133 года (43-е затмение 102 Сароса) и считать, что труд Фукидида написан (или, можно сказать, — подделан) именно в эту эпоху.

Утверждение Морозова, что описанное Фукидидом затмение было полным явно противоречит прямым показаниям текста. Как раз из текста очевидно, что полным это затмение не было.

Во-первых, в нем однозначно употреблено слово μηνοειδὴς, полумесяц, что никак не может соответствовать полному затмению.

Во-вторых, Фукидид сообщает, что солнце πάλιν ἀνεπληρώθη. Ρлово πάλιν υорошо известно всем нам, оно входит в состав слова “палиндром”, то есть “обратно-бегущий”. Стало быть, оно означает, что с солнцем произошло нечто обратное тому, что произошло перед этим.

Что же означает слово ἀνεπληρώθη, κоторое мы переводим как “восполнилось”? Давайте поищем аналоги употребления этого слова в других греческих текстах. И мы их легко найдем. В “Афинской политии” Аристотеля рассказывается, что знаменитый афинский реформатор Солон произвел увеличение мер, весов и монеты. “И мина, имевшая прежде вес в 70 драхм, восполнилась [ἀνεπληρώθη] до 100” (Аристотель. Афинская полития. Гл. 10).

То есть нечто бывшее не-полновесным стало полно-весным. Нетрудно понять, что этот образ соответствует не полному затмению, а тому, когда солнце теряет часть своей полноты, а потом обратно приобретает её.

Таким образом, Фукидид дает два прямых и ясных указания на то, что затмение было неполным: солнце стало месяцем, солнце обратно восполнилось. “Новая хронология” противопоставляет этим двум прямым утверждениям гипотезу основанную на одном косвенном факте, не относящемся к виду солнца, – звезды кое-какие воссияли.

Обратим внимание на слово τινῶν, то есть “какие-то”, “кое-какие”, “некие”. Оно специально вставлено, чтобы подчеркнуть, что в результате затмения стало видно не звездное небо, а лишь стали различаться немногие звезды. Поскольку древние греки рассматривали в качестве звезд планеты, то очевидно под “кое-какими” звездами имелись в виду именно они.

У нас нет никаких данных, чтобы утверждать, что Фукидид отличал Венеру (находившуюся в этот момент близко к пику своей яркости) от звезд. Даже Платон, проводящий различие между планетами и звездами, в “Тимее” называет планеты “звездами” (Платон. Тимей, 38).

Утверждение, что Венера, Марс, и Меркурий не могли быть видны Фукидиду в восточной части Средиземноморья 3 августа 431 года, Фоменко и Носовскому приходится доказывать, по сути, криком. Не могли и всё тут.

Многочисленные обсуждения этой темы астрономами показывают, что никто, кроме Фоменко, не берется утверждать с настойчивостью, что Венера, одна или с иными планетами, ни в коем случае не могли быть видны Фукидиду в точке откуда он наблюдал затмение (а это, наряду с Афинами, мог быть полуостров Халкидика, где располагались фукидидовы поместья, в которых он и скончал свою жизнь – там фаза затмения была более полной).

Фоменко и Носовский так же вынуждены настаивать на достаточно раннем времени этого затмения – 14.59 по Гринвичу, когда, как они настаивают, планеты точно не могли быть видны. Однако оппонирующие им астрономы склоняются к более позднему времени затмения – около 17.00, в это время на средиземноморском небе планеты различимы и когда солнце над горизонтом.

Наконец, никто из участников споров не учитывает различение в искусственной освещенности земли в IV до н.э. и в ХХ веках. Даже в крупных городах наподобие Афин она была ничтожной и видимость небесных светил была гораздо более четкой.

Могут быть предложены множество объяснений, почему Фукидид написал о ставших различимыми звездах, тем более, что подбором слов – “кое-какие” – он выразил их незначительное количество и слабую видимость. Но не может быть предложено ни одного опровержения того факта, что прямыми и недвусмысленными выражениями – “месяц”, “солнце восполнилось”, Фукидид указал на частичный характер затмения.

Самое нелепое в этих препирательствах вокруг видимости звёзд то, что Фоменко отстаивает при этом свою датировку фукидидова затмения — 22 августа 1039 года (44-е затмение 100 Сароса), являющееся… кольцеобразным.

Если “морозовское” затмение 1133 года хотя бы является полным и область его наилучшей видимости проходит через Грецию, то фоменковское затмение 1039 года является кольцеобразным, его наилучшая видимость приходится на Карфаген, а в Греции оно выглядело ничуть не более полным, чем фукидидово. Соответственно, делать отсылку к видимости звезд как к решающему аргументу у Фоменко нет никакой возможности. В затмение августа 1039 года они были бы ничуть не более видны, чем в 431 г. до н.э.

Это не защитники научной хронологии, а напротив, апологеты новой хронологии, должны доказывать, что звезды видно при кольцеобразном затмении. Чтобы решить эту несообразность Фоменко, опять же, совершенно голословно настаивает, что затмение 1039 года было не кольцеобразным, а полным… Однако вот беда, полными затмения тоже бывают лишь в очень узкой полосе, и, как назло, через Грецию эта полоса, даже если бы затмение было бы полным, всё равно не проходила бы.

И аргументация Морозова и аргументация Фоменко базируются на поиске “триады” затмений, подпадающих под Фукидидово описание. Наряду с упомянутым выше затмением Фукидид, упоминает еще два. Солнечное, относимое научной хронологией к 21 марта 424 года, и лунное, относимое к 27 августа 413 года. Триада — 431-424-413(л).

И Морозов и Фоменко ищут триады более-менее сходных по характеру и географии затмений, которые бы попали под описание Фукидида. Морозов находит триаду 1133-1140-1151(л), Фоменко Триаду 1039-1046-1057(л). Во всех трех случаях между затмениями проходит одинаковое количество лет.

Однако они упускают из виду, что нам известна не триада, а, как минимум, четверица затмений.

Четвертое затмение относящееся к тому же потоку событий описано в “Эллинской истории” Ксенофонта (Ксенофонт. Эллинская история, IV, 3, 10), продолжающей изложение с того года на котором оборвалось повествование Фукидида.

Ксенофонт в качестве очевидца описывает боевые действия, ведшиеся в Беотии спартанским царем Агесилаем, при штабе которого этот афинский аристократ, перешедший на сторону Спарты, в тот момент находился.

Вот что говорится в древнегреческом тексте:

“ὄντος δ᾽ αὐτοῦ ἐπὶ τῇ ἐμβολῇ ὁ ἥλιος μηνοειδὴς ἔδοξε φανῆναι”.
Когда он находился в ущелье, солнце показалось в форме полумесяца.

Употреблено то же самое слово — μηνοειδὴς – “полумесяц”, что и у Фукидида. То есть несомненно, что перед нами затмения, которые для греков-афинян одной эпохи и одинаково высокого культурного уровня воспринимались одинаково.

Это затмение научная хронология относит к 14 августа 394 года. Это 41-е затмение 58 Сароса с максимальной фазой 0.9419. Полоса наилучшей видимости затмения проходила как раз через Беотию, где тогда находился с Агесилаем Ксенофонт.

Хронология Фукидида и Ксенофонта сплошная, в ней нет никаких лакун и разночтений. Непосредственное примыкание событий в труде Фукидида и еще одного древнего историка – Феопомпа, отмечалось уже в древности. Счет лет идет сплошной. Следовательно затмение описанное Ксенофонтом должно было произойти 37 лет спустя после первого “фукидидова затмения”. Вместо триады мы имеем, таким образом, четверицу затмений — 431-424-413(л)-394.

Сопоставим это с морозовской триадой. На 1170 год, через 37 лет после морозовского первого затмения, приходятся два затмения над Тихим Океаном, из которых одно полное, лучше всего видно в районе Гавайских островов. Сдвижение на год в любую сторону ничего не дает – лунная тень все равно остаётся где-то между Японией и Чили.

Теперь сопоставим это с фоменковской триадой. Прибавляем 37 к 1039, и в 1076 году мы снова получаем полное затмение над Гавайями и кольцеобразное над Африканским рогом. Двигая возможное затмение на год и даже два вперед и назад мы все равно обнаруживаем Японию, Северную Африку, в лучшем случае Канаду.

Иными словами, для серии из трех фукидидовых и одного ксенофонтова затмений 431-424-413-394 гг. до н.э., никаких аналогов в рамках “Новой хронологии” не находится.

Морозов, приписывающий Фукидиду астрономические данные XII века, отнёс Ксенофонтово затмение, а значит и сам труд Ксенофонта, к… 15 апреля 386 года нашей эры.

Итак, допустим, что труды Фукидида и Ксенофонта представляют собой “фальсификации”. Автор труда Фукидида и автор труда Ксенофонта описывают события в одно и то же время, в одном и том же потоке, с одними и теми же героями, в одной и той же вселенной. Допустим на секунду, что эта вселенная вымышлена. Но, тогда придется предположить что “фальсификатор” Фукидида, имитирующий более ранний текст, зачем-то описывал астрономическую картину XI-XII века. А “фальсификатор” Ксенофонта, описывающий события, идущие после описанных в “фальсификации” Фукидида описывал астрономическую картину IV века нашей эры. Эта сложная, запутанная теория удовлетворит только того, кто уже проникся теориями новохронологов и готов слепо и безоговорочно им верить.

Непредвзятому же исследователю очевидно, что в рамках научной хронологии, включая построения того самого проклинаемого фоменковцами Петавия, погрешности у которого есть, но они минимальны и не превышают двух лет, все факты обоих трудов древних историков согласуются между собой и с трудами множества других древних историков, и вообще с обширным множеством нарративных источников в которых упоминаются те же лица – к примеру — Перикл на одном конце цепочки, Агесилай на другом.

Расставленные в соответствии с научной хронологией исторические события не противоречат друг другу, рассказы о них имеют минимальные анахронистические погрешности (особенно если не выдумывать мнимых анахронизмов, как в случае утверждения о мнимой “полноте” фукидидова затмения).

Совпадение исторического нарратива и астрономических данных подтверждает, что описанные Фукидидом и Ксенофонтом события, представляющие собой непрерывную цепочку, происходили именно в то время и в том месте, где их локализует научная хронология. Напротив, при попытках переместить их в средневековье, в те точки, которые предлагают Морозов или Фоменко, возникают проблемы, в частности рассинхронизация астрономических данных рассказов Фукидида и Ксенофонта при полной синхронности и взаимном подтверждении иных их данных.

Проблему “новой хронологии”, возникающую при подобной рассинхронизации, невозможно разрешить без создания новых абсурдных гипотез, выдвигаемых уже исходя из гипотез прежних: Фукидид и Ксенофонт — фальсификации, затмение было полным, и т.д. Подкрепление гипотез гипотезами это порочный круг лженауки.

В случае же предложения таких гипотез в качестве конкурирующих с вполне ясным научным объяснением, в котором астрономические данные и текстовый нарратив полностью коррелируют между собой, эти гипотезы попадают под бритву Оккама. Они являются сложным и запутывающим объяснением того, что имеет простое и корректное объяснение, а потому должны быть отброшены.

“Четверица” затмений описанных в двух согласованных источниках – историях Фукидида и Ксенофонта, имеет корректное решение для V-IV веков до нашей эры, для предлагаемых же “новой хронологией” XI-XII веков эта четверица корректных решений не имеет. Следовательно, согласованность нарративных и астрономических данных показывает, что тексты Фукидида и Ксенофонта описывают астрономические и политические реалии конца V начала IV веков до нашей эры.

“Я получил письмо от себя к себе”

Центральное звено аргументации Фоменко является так называемый “метод статистического анализа нарративных текстов”, описанный, к примеру, в сочинении “Методы статистического анализа исторических текстов” (Москва, 1999). Метод, впрочем, в этом сочинении обнаружить довольно сложно, зато присутствует определенная методика подгонки под заданный еще Николаем Морозовым результат: императоры ранней Римской Империи есть не что иное как дубликаты императоров поздней Римской Империи. У них, якобы, сходные биографии, сходные годы правления. А значит, сочиняя раннюю имперскую историю Рима, фальсификаторы просто произвели копирование и легкий редизайн более поздних династий.

“Новая хронология” вводит понятие “династических потоков”, то есть цепочек из правителей, которые можно сопоставить между собой и убедиться, что длительности правлений и содержание их исторической деятельности ненормально похожи.

Фоменко довел этот поиск дубликатов практически до абсурда, сопоставляя германских императоров с иудейскими царями, династию Плантагенетов и династию Палеологов. Его конечный тезис состоит в том, что все исторические хроники прошлого представляют собой вариации всего нескольких династических последовательностей воспроизведенных множество раз.

В том, что это так, нам предлагается убедиться из следующего факта: во всех последовательностях, по его мнению, относительно совпадают как длительность правления государей с одинаковым от начала отсчета местом в списке, так и основные черты правления этих государей. Иными словами – император Август это император Константин. Сейчас “Новая Хронология” насчитывает уже десятки дубликатов на каждого исторического персонажа.

Впечатление убедительности этих последовательностей достигается за счет описанных уже нами методов – информационного спама, перегруженного сложностями изложения, когда читатель теряет объяснительную нить и ждет только выводов, а также прямых фальсификаторских манипуляций цифрами.

Манипуляция начинается уже с того, что “новая хронология” называет “династией” любую последовательность из 15 правителей, даже не состоящих друг с другом в родстве, преемстве, а то и враждебных друг другу. Это открывает практически неограниченные возможности для манипуляции.

Далее, еще Морозов разрешил себе предполагать, что летописец поменял местами правления шедших друг за другом правителей, или же разделил правление одного правителя на несколько частей, так как тот получил новое прозвище. Тем самым НХ открыла для себя возможность практически безнаказанно перекраивать вводные данные.

Если в одной династии правитель №2 правит десять лет, а в другой такое же число лет приходится на правителя №3, то значит летописец просто переставил их местами. Если где-то правитель №4 правил 30 лет, а в сопоставляемой династии правители №4,5 и 6 правили 10, 15 и 5 лет соответственно, значит Фоменко считает для себя возможным слить этих трех правителей в одного, чтобы получить те же 30 лет под номером 4. К тому же такое слитие позволяет подогнать ряд из 15 правителей так, чтобы получить сближенные ряды, которые в противном случае не совпали бы.

Классическим случаем “параллелизма”, с которого всё и началось, стало утверждение Николая Морозова о том, что ранние римские императоры от Августа до Септимия Севера являются отображением поздних римских императоров от Константина Великого.

Таблица из сочинения Морозова «Христос» т. 1.

Выяснить так это или нет, на первый взгляд, довольно просто. Выписываем длительности всех императорских правлений от Августа до Юстиниана. Увидев два совпадающих числа отсчитывать следующие за ними 5 и смотреть не получается ли сходства.

Посмотрим на числовую последовательность:

41, 23, 4, 13, 14, %, 10, 2, 15, 2, 19, 21, 23, 19 (8), 12, %, 18, 6 (3), 1, 4, 12, 3, %, 6, 5, 3, %, 7, 15, 2, 5, 1, 6, 1, 2, 21 (19, 13, 18, 8), 31 (16), 24 (3, 13), 2, 1, 11, 14, 16 (17), 16, 13, 42, 7, 27, 17, 27, 9, 38 [28, 2, 30, 1, 4, 4, 5]

Это длительности правлений римских императоров. Значком % обозначены периоды смуты, когда быстро сменялись императоры правившие год и менее, в (круглых скобках) — соправительства, в [квадратных скобках] в конце императоры Западной Римской Империи.

Как видим, ни одной корректной последовательности из 5 чисел не получается. Есть одна более менее приличная из четырех, пригодная хотя бы к натягиванию совы на глобус.

Тиберий, 23 года, — скрытный и жестокий

Констант, 24 года, — скрытный и жестокий – правда тут придется учесть, что большую часть правления Константа у него были соправители.

Калигула, 4 года, — безнравственный негодяй и чудовище, умер насильственной смертью.

Юлиан Отступник, 2 года, — высоконравственный, зато враг христианства, антихрист, умер насильственной смертью.

Кроткого христианина Иовиана, правившего один год, которому параллели в ранней Римской Империи нет, так что её не может найти даже Фоменко, нам придется опустить. Это уже вторая после исключения соправительств с Константом, натяжка.

Клавдий, 13 лет, — трусливый.

Валентиниан, 11 лет, благородный, но, по сообщению христианских авторов, не стойкий в православной вере

Монета Нерона

Нерон, 14 лет, — нечестивый злодей, умер насильственной смертью, разгромленный врагами – внутренними мятежниками.

Валент, 14 лет, нечестивый злодей, умер насильственной смертью, разгромленный врагами, внешними мятежниками — готами.

Эти 14 лет Валента выглядят неплохо, если не знать, что императоры Клавдий и Нерон правили последовательно – 13 и 14 лет, то есть 27 лет на двоих. Иначе обстоит дело с Валентом, 11 из 14 лет Валента это соправление с Валентинианом, то есть на самом деле он правил сам по себе 3 года, а 14 лет получается только на двоих с Валентинианом. Чтобы получить результат сопоставимый с Клавдием и Нероном пришлось Фоменко посчитать Валента дважды.

Монета Валента

Дальше последовательность совсем разваливается. Ничего подобного хотя бы этому мнимому сходству в остальной римской истории попросту нет.

Однако это отсутствие данных для сопоставления ничуть Фоменко не заботит, так как он попросту… придумывает произвольно взятые отрезки и приставляет их к тем, которые должны совпасть, — раскладывает на самостоятельные отрезки соправителей, придумывает мифические соправительства, вроде “соправительства Клавдия и евнуха Палланта” (там еще евнух Нарцисс был, но он фоменковцев не заинтересовал).

Всего император Валент, как истинный многостаночник, пускается в дело 3 раза — как аналог Палланта при “соправлении Клавдия и Палланта”, как параллель Нерона и как участник соправления Валентиниана, Валента и Грациана аналогичного “соправлению Нерона, Бурра и Сенеки”, то есть один и тот же период правления одного и того же человека засчитывается трижды.

Когда одна цифра в одном месте лишняя, как разбивающий красивую последовательность год Иовиана, еще Морозов попросту перенес её в другое место и Иовиан оказывается после Валента, чтобы соответствовать императору Гальбе, тоже правившему 1 год.

Персонажи для сопоставления берутся из совершено разных династических линий. Так, Траяну Морозов, а вслед за ним Фоменко сопоставляют восточного императора Аркадия, зато преемнику Траяна Адриану, не преемника Аркадия восточного императора Феодосия II, а западного императора Гонория правившего одновременно с Аркадием.

Антонину Пию, одному из самых мирных императоров в истории, он они сопоставляют так и вовсе полководца Аэция, совсем не императора. При этом даже с Аэцием он не может быть действительно порядочным и заявляет что тот правил “423-444 или 423-438. То есть, (21 год) или (14 лет) Его правление считается закончившимся с началом правления Валентиниана III”.

Монета Валентиниана III

На самом деле ни в 438 ни в 444 Валентиниан никак не более начал править, чем правил до этого (дата 438 понадобилась Морозову, чтобы сопоставить это ничтожество по длительности правления с философом Марком Аврелием).

Аэций же в 451 разбил гуннов на Каталунских полях, а в 455 был убит Валентинианом. То есть либо Аэций вообще не правитель, тем более не аналогичен Антонину Пию, либо он правил 32 года, 423-455.

Иными словами, вместо двух потоков сопоставляемых данных перед нами откровенное шулерство, когда тузы лезут из рукава и уже один и даже два раза сыгранные карты снова ложатся на стол. Причем первым шулером был Морозов, а Фоменко лишь его примерный, хотя и до крайности разошедшийся, ученик.

Как работает эта манипуляция мы покажем на одном примере, который для концепции Фоменко-Носовского важен как в критической, так и мифологической части. Ведь “великий русско-ордынский хан был объявлен “австрийским императором Габсбургом” (т. 2 с.8).

Фоменко-Носовский сопоставляют великих князей Владимирских, а затем Государей Всея Руси (“царей-ханов” в фоменковской мифологии) – начиная с внуков Ярослава Всеволодовича (которого в рамках фоменковской мифологии рассматривают как царя Батыя), с “империей Габсбургов”.

На самом деле, никакой “империи Габсбургов” в таблице нет. Во-первых, как и разрешил себе Фоменко, в одну псевдодинастию им объединены представители четырех разных династий – Габсбургов, Люксембургов, баварских Виттельсбахов и Нассау. Общего между ними то, что все они занимали трон Rex Romanorum, то есть “Короля Римлян”, как назывались императоры Священной Римской Империи в период до их коронации Папой (сейчас их иногда называют “Королями Германии”, что, конечно, грубая модернизация средневековой терминологии). Если все русские правители в этом списке родственники, а большинство – представители прямой линии московских князей, то германцы – представители разных, причем враждующих домов, приобретение которыми титулов Рекса и Императора зависело от выбора князей-электоров Священной Римской Империи.

Гробница Рудольфа I в Шпайерском соборе

№1. Начинается всё с действительно впечатляющего совпадения – Рудольф I Габсбург (1273-1291) – первый Габсбург на престоле Империи, правит 18 лет, на самом деле 17 полных, и сын Александра Невского Дмитрий Переяславский (1276-1294) правит 18 лет, на самом деле 15, так как в середине и в конце правления свергался с помощью ордынцев своим братом Андреем Городецким. Ничего общего с благополучным и даже победоносным правлением Рудольфа в скорбной жизни Дмитрия, ярко описанной Дмитрием Балашовым в романе “Младший сын”, нет.

При этом Фоменко и Носовский манипулируют своими читателями, утверждая, что «сегодня Рудольфу Габсбургу приписываются по крайней мере две разные надгробные плиты… Они абсолютно разные. Что же получается? Что у императора Рудольфа два погребения?». Первая из приведенных ими надгробных плит действительно принадлежит Рудольфу I Габсбургу, погребенному в Шпайерском соборе в Рейнланд Пфальце. Вторая — вторая принадлежит Рудольфу IV, герцогу Австрии (1358-1365) и его жене Екатерине Богемской.

Гробница Рудольфа IV Габсбурга с женой в Соборе св. Стефана в Вене.

Создатели Новой Хронологии утверждают, что Рудольф I и Рудольф IV это «один и тот же человек», а потом задаются риторическим вопросом «Откуда же у одного императора два погребения? Почему они совершенно разные?». Факт объяснение которого самоочевидно в рамках научной истории — это два разных правителя, два разных человека и две разных гробницы, не говоря уж о том, что императором из этих двух человек был только один — Рудольф I. Однако в руках новохронологических кудесников этот факт превращается в «загадку», а потом с помощью этой фальшивой загадки сеется сомнение в научной хронологии  — в самом деле, как у «одного человека» могут быть две разных могильных плиты? (такое, впрочем, тоже иногда бывает — такая ложная могила называется «кенотафом»).

№2. Андрею Городецкому (1294-1304), правившему после свержения и смерти брата 10 лет аналога среди Габсбургов “Новая Хронология” не находит. Первая подтасовка в сопоставлении – отныне сравниваются не реально совпадающие номера серии, а номера со сдвигом.

№3. Зато святому Михаилу Тверскому (1305-1318), бывшему великим князем 13, а не 15, как утверждает НХ, лет Фоменко-Носовский обнаруживают целых двух соответствующих “Габсбургов” один из которых, — Адольф Нассаусский (1292-1298) по матери так и вовсе Катценельнбоген, он правил 6 лет, а второй Альбрехт Габсбург (1298-1308), 9 полных лет, имеет то поразительное сходство с Михаилом Тверским, что был убит, правда племянником, а не ордынским царем (так как в фоменковской логике царем-ханом был сам Михаил, получается, что он убил сам себя и был за это прославлен церковью). Суммируя Адольфа и Альбрехта НХ получает вожделенные 15 лет, голословно приписанные и Михаилу, на деле правившему 13. Второе искажение – суммирование двух персонажей в одного.

№ 4. Юрию Даниловичу Московскому (1318-1322), 4 года, сопоставлен Генрих VII Люксембург (1308-1313), правивший тоже 4 полных года. Интересно, что Фоменко-Носовский при этом считают, что Юрий и Генрих правили по 6 лет, то есть делают ошибку, которая с Генрихом еще и необъяснима. Здесь мог бы быть красивый параллелизм – Юрий Дмитриевич был отстранен ханом (видимо сам собой), а потом зарублен Тверским и великим князем Дмитрием Грозные Очи в Орде, а Генрих отравлен в Италии, и, чтобы решить вопрос с погребением в условиях жары его рыцари отсекли ему голову, а тело сожгли на медленном огне до костей.

№5,6. Дмитрия Грозные Очи (1322-1326) и Александра Тверского (1326-1327) (в совокупности 5 лет) Фоменко-Носовский попросту элиминируют, что может быть (дадим Фоменко крохотную фору) уравновешено Фридрихом Габсбургом, антикоролем Германии (1314-1322), к тому же разделившим с Людвигом Баварским власть в (1325-1330).

№ 7,8,9. На этой ступени мы встречаемся уже с грандиозным шулерством. Фоменко объединяет Ивана Калиту (1328-1340) – 12 лет и его сыновей Симеона Гордого (1340-1353) – 13 лет, и Ивана Красного (1353-1359) – 6 лет, чтобы получить одну счетную единицу и 31 год. Эту триглавую счетную единицу он сопоставляет с Людвигом Баварским (1314-1347), пробывшим Римским королем 33 года (не отождествить ли его со строителем Нойшванштайна?). Не будь этой подтасовки сопоставление совсем бы расстроилось – длинным правлениям Римских королей соответствовали бы короткие правления тех же по счету русских князей. Но, ловкость рук – и для падкого на лапшу читателя равновесие восстановлено.

Сон Ивана Калиты. Клеймо с иконы Митрополит Петр с житием. XV в.

При дальнейшем обсуждении нужно иметь в виду, что ни о каких математических методах, ни о каком честном решении проблемы после этой подтасовки со слиянием и поглощением трех князей, речи вести не приходится – мы наблюдаем обычную подгонку под результат. Дальнейший сеанс разоблачения мы продолжаем только чтобы показать, что даже после этой подгонки получается все не так гладко.

№10, 11. Чтобы получить сопоставление с №7 в “Габсбургском” списке – Карлом IV Люксембургом (1346-1378), знаменитым Королем Чехии, правившим как Римский Король 32 года, Фоменко-Носовский вновь объединяют двух русских князей, получивших великое княжение – Дмитрия Суздальского (1360-1363) из-за малолетства московского князя получившего великое княжение, и самого Дмитрия Донского (1363-1389) – в результате очередной манипуляции в сумме получается 29 лет, что может казаться уже обращенному фоменковцу приемлемым сходством.

Бюст Карла IV Люксембурга

№12. Сын Дмитрия Донского Василий I (1389-1425) проправил 36 лет. А сын Карла Вацлав под именем Венцель (1376-1400) №8 в Габсбургском потоке – 24 года. Расхождение в 12 лет это уже многовато даже для фоменковщины. Если учесть, что на самом деле 24 года Венцеля должны сопоставляться с 13 годами Симеона, то ситуация становится ещё серьезной.

№ 13. С Василием II Темным (1425-1462 с перерывами) и его 37 годами по логике предыдущих фаз потока придется сопоставлять Рупрехта Пфальцского (1400-1410) – 9 лет, в Габсбургском списке этот Виттельсбах, впрочем, №9. Но это слишком серьезный разрыв и тогда Фоменко-Носовский проделывают очередное шулерство – они объявляют правителем Руси на 9 лет (1425-1434) Юрия Звенигородского, действительно притязавшего на московский стол в 1425, но отклоненного ханом и лишь дважды ненадолго узурпировавшего власть в 1433 и 1434 годах.

Император Сигизмунд, который должен быть параллелен ослепленному Василию Темному.

После этого шулерства оставшиеся Василию 27 лет, в ходе которых он отверг решения Флорентийского собора и воевал с узурпатором Шемякой, ровнехонько ложатся на 27 лет Сигизмунда (1410-1437) (№10 у Габсбургов) сжегшего на Констанцском соборе Яна Гуса и воевавшего с гуситами. Захватывавшего дважды престол у Василия и его ослепившего Дмитрия Шемяку (1445, 1446-47), отравленного поваром Фоменко-Носовский соотносят с Альбрехтом Австрийским (1438-1439) (№11) проправившим полтора года и умершим от дизентерии. И впрямь почти одно и то же!

№ 14. Однако даже после этих подтасовок Ивана III (1462-1505) правившего 43 года приходится соотносить с Фридрихом IV-м как Римский король и III как император Священной Римской Империи (1440-1493) правившим 53 года (на самом деле он №12 в потоке у Габсбургов и должен сопоставляться с 36 годами Василия I). Это так досадно, что в “Методах анализа статистических текстов” Фоменко-Носовский написали: “ИВАН III ВАСИЛЬЕВИЧ ВЕЛИКИЙ 1462-1505 (53 года). Иногда ему приписывают 43 года правления”. То есть 1505-1462=53.

Нужно быть, наверное, академиком по отделению математики, чтобы позволять себе такие арифметические вольности. В книге “Русь и Рим” в таблице Фоменко-Носовский также приписали Ивану III 53 года, и лишь в последних фоменковских изданиях это позорище старательно подтерто.

№15. Василий III (1505-1533) с его 28 годами сопоставляется с Максимилианом Габсбургом (1486-1519) с его 32 годами (№13 в Габсбургском потоке). После всех предыдущих шулерств и несуразиц это уже кажется почти стопроцентным попаданием. Подумаешь, всего 4 года разницы! Мало того, эти два государя современники и обменивались посольствами в одном из которых на Русь прибыл знаменитый Сигизмунд Герберштейн. Подобная дипломатия с самим собой, внесенная в исторические хроники обеих сторон, выглядит, право же, очень мило.

Фоменко и Носовский постоянно ссылаются на Герберштейна, ни разу не заподозрив его ни в какой фальсификации. “Слова известного автора XVI века, посла Габсбургов в России Сигизмунда Герберштейна” (Т. 1 с.891); “По свидетельству Сигизмунда Герберштейна, немецкого дипломата XVI века, автора “Записок о московитских делах” (Т.2. с. 18); “Некоторое представление об этом может дать книга автора XVI века Сигизмунда Герберштейна “Записки о Московии” (Т.2. с. 613).

Сигизмунд Герберштейн между Василием III и Максимилианом Габсбургом.

И вот у этого несомненно достоверного автора встречаются постоянные упоминания своих и чужих посольств от Максимилиана к Василию III и обратно и он претендует на знакомство с обоими государями, которые, якобы, являются отражением друг друга (Сигизмунд Герберштейн. Записки о Московии. В 2 тт. М.: Памятники исторической мысли, 2008 т.1)

“От блаженной памяти императора Максимилиана было отправлено не одно посольство к великому князю в Москву… случилось так, что и мне было поручено отправиться послом в те страны: в Польшу и Литву к королю Зигмунду и в Москву к великому князю Василию” (с. 23);

“Был некто Василий Третьяк Долматов, который был любим государем и считался в числе самых приближенных его секретарей. Василий назначил его послом к императору Максимилиану и велел готовиться…” (с. 89);

“В 1515 году прибыли в Вену к цесарю Максимилиану Владислав и его сын Людовик, король венгерский и чешский, и Сигизмунд, король польский… Между прочим цесарь обещал, что отправит своих послов к князю московскому Василию, для заключения мира между ним и королем польским” (с. 593).

Это уже не Фоменко, а Виктор Цой – “я получил письмо от себя к себе”. Василий III сам себе отправляет послов, сам от себя принимает посольства, обещает третьим лицам сам с собой заключить мир. И обо всем этом рассказывает автор, коего постоянно, хотя и непрерывно перевирая детали, цитируют как свой источник Фоменко и Носовский.

№16. Иван IV Грозный (1533-1584) – несчастный государь, которого Фоменко и Носовский четвертовали, разделив на четырех (Иван IV 1547-1553, потом Дмитрий 1553-1563, потом Иван V 1563-1572 и наконец Симеон 1572-1584). Но для сопоставления потоков взят был еще не четвертованный Иван. Каким образом его 51 год сопоставить с Карлом V (1519-1556) (№14), знаменитым императором, владыкой половины мира, пробывшим “Римским королем” 37 лет? Решено было считать от провозглашения Ивана царем (1547). Тогда получалось полное совпадение с Карлом V, те же 37 лет. Правда царский титул это аналог императорского, а коронован папой императором Карл был только в 1530 году, то есть до его отречения прошло 26 лет. Снова не получается. Не говоря уж о том, что одного целого Карла не следовало бы сопоставлять с собранным из четырех четвертей персонажа.

Четвертование

№17. Далее, сопоставив Фердинанда I (1556-1564) с мифическим Иваном V (1563-1572), а Максимилиана II (1564-1572) с Симеоном Бекбулатовичем (1572-1584) (тем самым из Ивана пропадают 21 год и с таким трудом полученный параллелизм с Карлом V исчезает – теперь Иван проправил 16 лет, против 37 лет Карла V), Фоменко-Носовский заявляют, что здесь параллелизм заканчивается и Рудольф II Габсбург правивший 36 лет “повторяет” Рудольфа I Габсбурга” правившего 18 лет.

Итак, мы выполнили фоменковское требование к потоку и проанализировали 16 исторических персонажей – великих князей, реальной представленных в русских летописях, сопоставив их с 16 “Римскими королями”.

Без откровенных подтасовок и манипуляций с материалом Фоменко и Носовскому удалось сопоставить только три пункта. Рудольф I Габсбург кое-как сопоставляется с Дмитриемя Переяславским, Юрий Данилович Московский может быть натянут на Генриха VII Люксембурга, наконец, знакомые друг с другом по посольствам Василий III и Максимилиан I отличаются всего-то четырьмя годами, что на фоне прочих безобразий выглядит уже почти как корректное совпадение.

В остальных 13 пунктах Фоменко-Носовскому пришлось прибегнуть к подтасовкам, подгонкам, слиянию и расчленению персонажей, чтобы длительность годов правления выглядела сопоставимой. Кроме того, нарушена была нумерация сопоставляемых членов потока, что делает сопоставление окончательно бессмысленным. В одном случае вообще была совершена грубая арифметическая ошибка десятилетиями кочевавшая из одного фоменковского издания в другое.

Ни о какой математической или статической корректности такого сопоставления речь идти не может. Не говоря уж о скандальной подмене 43 лет Ивана III 53 годами.

В 13 пунктах из 16 Фоменко и Носовский сопоставляя русских великих князей и Габсбургов вынуждены были прибегнуть к той или иной подтасовке или получили не совпадающие результаты.

И это еще самый приличный случай. Все сопоставляемые персонажи действительно существовали в нашей исторической вселенной (хоть и не в новохроноложеской), они занимали сопоставимые статусные позиции, были монархами, они реально преемствовали друг другу в рамках одной политической системы – великого княжества Владимирского, а затем Московского и Всея Руси и Римского королевства соответственно. Можно представить себе что творится в случаях, когда можно было позволить себе больший произвол, к примеру, сопоставляя ранних германских императоров и иудейских царей.

Икона XVI в. Василий III и его небесный покровитель Василий Великий. Казалось бы логично было бы их отождествить, но фоменковцы не ищут легких путей.

В перечень позднеримских императоров вставляется святитель Василий Великий, – бредовая теория еще Морозова, заявившего что это “Великий Царь” и отождествившего его с Христом. Но и в этих сопоставлениях святителю Василию не досталось одинакового места. В сопоставлении Израильского царства по Библии и поздней Римской Империи сообщается, что есть параллель между царем Амрием нечестивым, правившим 22 года, а при нем был великий пророк Илия, и Валентом нечестивым, правившим 14 лет, а при нем великим пророком был Василий Великий. А в другом сопоставлении Василий Великий уже не на 14 лет, а на 45 (333-378) с рождения до смерти (на самом деле точная дата рождения Василия неизвестна, он родился около 330, а умер он в 379) сопоставлется с Иудейским царем Асой правившим 46 или 41 год. На третьем графике Василий Великий сопоставляется в ряду между Константином Великим и Лицинием и Феодосием Великим с… Генрихом IV, ходившим в Каноссу весьма нечестивым германским императором. При этом 45 лет жизни Василия сопоставляются с 50 или 53 годами правления Генриха. Очевидно, что ни о какой логике и последовательности методологии при таком подходе не может идти и речи.

Всё сопоставление династических потоков и выявление дубликатов на котором базируется “Новая хронология”, как показывали уже многократно, но не лишне еще раз повторить, это — череда подтасовок.

Итак, какие же выводы мы должны сделать из обсуждения методологических приемов “Новой Хронологии”. Никакой математической или статистической модели Новой Хронологии не существует. Историческая методология – беспомощна. Сильной стороной “Новой Хронологии” является технология суггестивного воздействия на сознание – ментальные спам-атаки, компрометация оппонентов, манипуляции сознанием при помощи псевдоочевидной дилетантской “лингвистики” и трансляции мифов о былом величии, использование технарской гордыни, верящей в превосходство естественнонаучных методов над гуманитарными. Анализ приемов фоменковщины годится скорее не для учебника истории, а для учебника сектоведения.

Фальсификация фальсификации. Как Платон цитировал Цицерона

Вопреки тому, что утверждает “Новая Хронология” установить подлинную историческую хронологию довольно просто, вообще не прибегая ни к каким астрономическим выкладкам. Она корректно рассчитывается из множества летописей-хроник, в которых разные авторы упоминают одних и тех же правителей и одни и те же события в одной и той же последовательности.

Мы можем взять, к примеру, сочинение “О цезарях” Секста Аврелия Виктора, жившего в IV веке нашей эры и “Краткую историю” знаменитого византийского ритора Михаила Пселла, жившего в XI веке. И та и другая посвящены правлениям римских императоров, но только Пселл, живший значительно позднее, продолжает эту историю дальше.

Но мы можем взять тот период, который в обоих этих трудах совпадают. И убедиться сразу в двух вещах. Во-первых, что одни и те же правители находятся в этих хрониках идут в одном и том же порядке, примерно совпадает количество их лет, совпадают самые общие черты в описании их правления. А во-вторых, что, при этом, характеристики их настолько различаются, что очевидно, что эти два текста не списаны друг у друга и не имеют никакого близкого общего первоисточника. То есть это два разных текста, а не вариации одного текста, и эти два текста подтверждают хронологию друг друга.

Михаил Пселл и его ученик император Михаил VII

“История” Пселла хронологически цепляется за нашу начальную летопись, “Повесть временных лет”, — и как минимум мы обнаруживаем в обеих хрониках, что в Царьграде за Василием правил Лев, за Львом – Роман известный как Лакапин и Константин, известный как Порфирородный, а дальше были Иоанн Цимисхий, воевавший со с нашим Святославом и Василий II, известный как Болгаробойца, выдавший за нашего князя Владимира свою сестру Анну. То есть русская летопись так же хронологически цепляется за византийскую. И так в сотнях, подчеркну еще раз, в сотнях, произведений, где последовательность правителей и счет лет совпадают и взаимоперекрещиваются. Достаточно взять два десятка исторических хроник разных эпох и каждый может почувствовать себя Скалигером, — отсчитать от нашего времени твердую работоспособную хронологию примерно до VI века до нашей эры, где будет однозначно понятно какие события шли за какими, кто правил до, а кто – после, а хронологическая погрешность нигде не превысит 15 лет, а чаще всего будет составлять 1-2 года.

Чтобы полностью игнорировать этот прочный фундамент исторической хронологии “Новой хронологии” и сходным с нею “теориям исторического заговора”, вроде писаний Дмитрия Галковского, — приходится прибегать к тезису о тотальной фальсификации всех исторических источников в XVI-XVII веках.

Мол, вся рукописная традиция всех античных сочинений – фальшивка. Утверждается, что отнесение рукописей к древности и средним векам строится на том, что уже принята за аксиому проклинаемая фоменковцами “скалигерова хронология”, а потому никаких оснований относить античные произведения к более раннему времени нет.

Цицерон. Об обязанностях. Майнц 1465 г.

Временем появления того или иного произведения в рамках теории фальсификации приходится считать время его первой печатной публикации. И вот здесь “новая хронология” попадает в серьезную хронологическую ловушку, которая разрушает всю её систему доказательств фальсификации.

Дело в том, что произведения античной словесности, “подделанные” раньше совершенно корректно, иногда до буквальных цитат, ссылаются на произведения “подделанные” позднее.

Составим небольшую таблицу цитат из более поздних “подделок” в “подделках” ранних.

Цицерон. Об обязанностях. Майнц. 1465. Платон. Письмо IX. Письма 1499. Венеция.

Теренций. Самоистязатель. 1469. Страсбург

Гесиод. Труды и дни. 1482. Милан

Платон. Лахет. 1513. Венеция

Обратим еще раз внимание – публикация Цицерона 1465 года содержит цитаты из Платона.
Это полностью противоречит тезисам новохронологов.
“Платон стал широко известен только после того, как в 1482 году флорентийский философ Марчелло Фичино принес издателю Венету латинскую рукопись “Диалогов”, объявив ее своим переводом с греческой рукописи”.
(Постников)

Цицерон. Об ораторе. 1465. Субиако.

Из работы Постникова в труд Фоменко перекочевал этот пример как классический случай откровенной подделки. Мол “лабали” Цицерона на коленке.

Платон. Федон. 1513. Венеция

Фукидид. 1502. Венеция

“Фукидид; содержанием он так богат и насыщен, что мыслей у него не меньше, чем слов; а слог его так складен и сжат, что даже не знаешь, что чему придает блеск: речь предмету или мысли словам”

Теренций. Девушка с Андроса. 1469. Страсбург

Гомер. Илиада. 1488. Флоренция

Аристотель. Риторика. Латинский перевод. 1475 Париж

 

Лактанций. О творении Божием. О гневе Божием. Божественные установления. Субиако. 1465 Аристотель. О происхождении животных. 1495. Венеция

Вергилий. Энеида. 1469. Рим

Гесиод. Труды и дни. 1482. Милан

Гомер. Илиада. 1488. Флоренция

Ксенофонт. Воспоминания о Сократе. 1516. Флоренция

Лукреций. О природе вещей 1473. Брешия

Овидий. Болонья.1471

Сенека. Неаполь. 1475

Цицерон. Государство. 1822. Рим

Фотий. Мириобиблион 1601. Аугсбург

Даже в столь позднюю эпоху произведение Фотия, представляющее собой каталог прочитанного этим византийским патриархом, первым крестителем Руси, все равно ссылается на произведения, некоторые из которых были впервые напечатаны позднее, чем было напечатано произведение Фотия.

Феофилакт Симокатта. 1604. Ингольштадт

Прокопий. 1607. Аугсбург

Никифор. Хроника. 1616. Париж

Феофан. Хроника. 1655. Париж

Приведенных примеров достаточно, чтобы показать всю нелепость тезиса о том, что древние литературы создавались в момент их публикации, а их якобы средневековые рукописи – подделки.

Изданные в числе первопечатных произведений, через 10 лет после официально принятой даты изобретения книгопечатания, произведения древних авторов полны цитат из текстов, которые будут “подделаны” на 5, 10, 20, 50 и даже 370 лет позднее.

Появление у Цицерона цитат из Платона и Фукидида, а у Лактанция из Ксенофонта в логике фоменковской вселенной так же нелепо, как если бы в “Капитале” Маркса или “Былом и думах” Герцена появились цитаты из Ленина и Сталина.

Не составит слишком уж большого труда составить полную таблицу первопечатных изданий античных текстов в которых содержатся цитаты из текстов, которые были напечатаны позднее – таких пересечений будут сотни и сотни.

Сочинения Лактанция. Субиако, 1465, со вставкой греческого текста.

Для теории подделки во всех её изводах (“новая хронология”, выступления Галковского и т.д.) характерно полное непонимание того факта, что древние литературы – это тысячи и тысячи взаимных перекрещиваний, цитат, ссылок, подделать которые было бы уж точно не легче (а на самом деле – в сотни раз труднее), чем создать “поддельный интернет”, который еще и производил бы впечатление настоящего.

“Патрология Миня”, свод святоотеческих трудов изданный во Франции в середине XIX века, включающая только христианские тексты поздней античности и средневековья, да и то далеко не все, содержит 217 томов in folio латинской серии от Тертуллиана до Иннокентия III и 167 томов греческой серии от Климента Римского до Виссариона Никейского. Это невообразимое количество текстов содержит в себе множество цитат у одних авторов из других, не говоря уж о цитатах из Библии.

И для всех этих цитат характерно следование правилу, которое мы можем назвать условным соответствием. Это значит, что одни и те же цитаты из одних и тех же авторов или из Библии выглядят у разных авторов сходно, так что очевиден общий источник и сходство цитаты, но не настолько сходно, чтобы можно было заподозрить механическое переписывание.

Наличие множества ошибок, мелких неточностей, несоответствий, характерных для рукописной традиции, говорит о том, что все эти тексты существовали длительное время в живой рукописной традиции, а не были изготовлены в короткий срок группой фальсификаторов, стремившихся сымитировать их подлинность.

Если можно представить себе группу фальсификаторов с бесконечными возможностями, человеческими ресурсами, бесконечной мотивацией и безграничными материальными средствами, которая смогла бы сымитировать древние литературы, слой за слоем создавая памятники от более ранних к более поздним и так поддерживая систему цитирования одних авторов другими (впрочем, на такой изощренной подделке не настаивают даже фоменковцы), то вот подделать такое количество ошибок в соответствии с принципом условного соответствия не в состоянии была бы даже такая группа.

Невозможность такой всеобщей подделки доказывает и еще один фактор. Качество “поддельных” произведений.

Античные мудрецы: Гомер, Фукидид, Аристотель, Платон, Пифагор. Фреска монастыря Великий Метеор. Греция.

Подделать подлинный талант чрезвычайно сложно. Между тем, “теория фальсификации” предполагает, что в течение не более чем ста лет в письменные и, мало того, печатные времена существовала группа авторов-фальсификаторов, которые могли философствовать за Платона, Аристотеля, Прокла, Плотина, Секста Эмпирика, да еще и создавать цитаты из не дошедших до нас полностью философов – Анаксагора, Пифагора, Парменида, Зенона, Демокрита.

Еще те же авторы должны были сочинять истории за Геродота, Фукидида, Ксенофонта, Полибия, Саллюстия, Цицерона, Цезаря, Тита Ливия, Тацита, Аппиана, Плутарха, Диона Кассия, Аммиана Марцеллина, и многих других менее известных сегодняшнему читателю историков.

Еще эти фальсификаторы должны были писать трагедии за Эсхила, Софокла и Еврипида, придумывая отличия между ними тремя, а потом издеваться над различием стиля Эсхила и Еврипида сочиняя “Лягушек” Аристофана.

Еще надо было найти время написать за Гомера, Гесиода, Архилоха, Сафо, Теренция, Плавта, Вергилия, Горация, Катулла, Овидия, Ювенала и многих других древних поэтов. В каждом случае, не забудем, нужно было еще изготовить множество цитат, вставляемых фрагментами в другие произведения за множество позабытых поэтов. Еще нужно было найти время написать евангелия канонические, евангелия гностические, толкования на них святых отцов, бесчисленные богословские и церковно-исторические произведения.

Причем практически в каждом из этих произведений нужно было описать множество разных реалий, придумать различные художественные и псевдофактические ситуации, согласовать между собой множество имен, событий и пресловутых “династических потоков”. Но согласовать, напомню, не механически, а с тысячами небольших ошибок и несовпадений. При этом практически нигде и никак не проговорится о том, что Христос – это император Андроник, что Платон и Ксенофонт живут после хана Дмитрия-Тохтамыша, так чтобы отцы-основатели “новой хронологии” вытаскивали истину лишь из под толстого слоя тонких намеков.

То есть где-то в XV-XVII веках на земле существовала группа универсальных гениев, которые за годы тайного ударного труда создали половину золотого фонда человеческой культуры и, при этом, никак не проявили себя в собственном творчестве. Только представим себе, на земле живут Дионисий Ареопагит, Григорий Богослов, Иоанн Златоуст, Ориген, и ни один из них даже не попробовал спорить с Мартином Лютером.

Не забудем, что по Фоменко-Носовскому эта группа фальсификаторов занималась еще и изготовлением не только античной и византийской, но и средневековой европейской истории и истории раннего нового времени – сочиняла германские, британские, французские хроники, да и наши летописи заодно, работала на множество тем и на многих языках. Тут у кого угодно голова пойдет кругом.

Совершенно очевидно, что такая задача невыполнима не только с технической стороны или стороны сохранения тайны, но и, прежде всего, со стороны человеческих ресурсов. В указанный промежуток времени попросту не было такого количества достаточно талантливых людей, чтобы всё это анонимно написать, да еще и не засветиться в современной им литературе под собственным именем.

Разумеется, существовать в мире такого нигилистического абсурда довольно сложно. Поэтому “новая хронология” мутирует как вирус.

Теперь древние тексты объявляются “содержащими обрывки подлинной информации”, главное их “правильно расшифровать”. Мол, речь идет не о подделке в классическом смысле, а о подлинниках, но только описывающих XV-XVII века. Например, Фоменко-Носовский теперь, ничтоже сумняшеся, пользуются “Иудейскими древностями” Иосифа Флавия и находят в нем свидетельства о Стеньке Разине, возглавившем сопротивление остатков “Русско-Ордынской Империи” против Романовых. Как, правда, быть с тем, что сочинения Флавия были впервые напечатаны в 1544 году, за 120 лет до Стеньки?

Еще один вопрос – каким образом Скалигер уже в 1583 году, то есть еще до постулируемого Фоменко и Носовским окончательного раскола Империи сумел составить новую хронологическую систему, которая бы полностью эту Империю исключала и создавала систему хронологии Греции и Рима?

Чтобы защитить себя от всех этих вопросов “новая хронология” мутирует как агрессивный вирус. Например, фальсификатами объявляются уже не только рукописи, но и печатные издания, все экземпляры которых тоже, якобы, подделаны. Расползается теория о “ядерной бомбардировке Москвы в 1816 году”, якобы вызвавшей “ядерную зиму”, после которой вместо “реальной” в кавычках истории “Великой Тартарии” сочинили мифическую Россию.

В итоге мы видим еще одно подтверждение абсолютной деструктивности “новой хронологии”. Она не восстанавливает подлинную историю, а нуждается в разрушении всё больших и больших участков исторической памяти ради своего поддержания.

Упадок и разрушение «Новой хронологии»

Ключевым историософским тезисом от которого пляшет вся концепция “новой хронологии”, равно как и большинство аналогичных теорий, является невозможность исторических провалов аналогичных “темным векам” европейской истории и, соответственно, невозможность повторения античности в эпоху возрождения.

Подобных провалов, говорят нам, не бывает, знания накапливаются сравнительно равномерно и, поэтому, у нас есть все основания предполагать, что вся блестящая выдумана задним числом, здания построены в эпоху ренессанса, тогда же написаны хроники, отражающие под видом античных исторические события своего времени, причем каждое событие имеет несколько отражений.

По сути, и Морозов и его продолжатели стали заложниками схемы мировой истории, восходящей к просвещенцам XVIII века: блестящая античность — средневековый упадок связанный с христианством — возрождение и прогресс, связанные с наукой и развитием безбожия.

Вспомним, что знаменитый труд Эдуарда Гиббона, освещавший по большей части историю Византии, назывался “История упадка и разрушения Римской Империи”.

Советские учебники истории на которых учились как создатели “Новой хронологии”, так и её адепты, систематически исключали Византию из общей исторической линии, восточных обществ они касались лишь весьма поверхностно, ограничиваясь немногими сведениями об арабском халифате.

Построенная на западноевропейском материале схема античность-упадок-возрождение была представлена как универсальная историческая модель.

На самом деле история после античности никогда не прерывалась. История Византии насчитывает сотни событий и имен, византийская литература – сотни произведений. Никакой необходимости “возрождать” античность из упадка на этой территории не было, так как она продолжала существовать и интерес к ней продолжал поддерживаться – все грамотные люди читали и Гомера, и Платона, и Фукидида.

Сами люди западного средневековья тоже не испытывали никакого ощущения упадка или прерывания истории – они искренне воспринимали Священную Римскую Империю, созданную немцами, как продолжение той самой Римской Империи, охотно пользовались трудами Аристотеля и иными античными текстами, если они были для них доступны.

В “Божественной комедии” Данте античные и средневековые персонажи действуют наравне, а не как представители двух разных миров. Для сравнения, то же самое отношение мы видим и в византийском сатирическом диалоге “Тимарион”, где герой, оказавшийся в царстве мертвых, видит и античных философов –Диогена, Парменида, Пифагора, и византийских философов Михаила Пселла и Иоанна Итала, и царя Миноса, и византийского императора Феофила. Между ними нет никакого качественного разрыва, хотя как современники они автором тоже не воспринимаются. Отлично известно, что Пифагор древний философ, а Пселл недавний.

В средние века, прежде всего в Италии, никто не ощущал никакого разрыва с античностью. Фоменко и Носовский сами это подтверждают, выдавая такой пассаж, касающийся Петрарки:

“В Падуе находилась “гробница Антенора”, в Милане боготворили статую Геркулеса, в Пизе утверждали, что этот город основан Пелопсом, венецианцы уверяли, что Венеция построена из камней разрушенной Трои (!). Говорили, что Ахиллес правил в Аббруцах, Диомед – в Апулии, Агамемнон – на Сицилии, Евандр – в Пьемонте, Геркулес – в Калабрии. Об Аполлоне ходили слухи, что он астролог, дьявол и бог сарацин”.

Фоменковцы считают такие утверждения свидетельством “недавнего” происхождения античности. Мы же справедливо усмотрим в этом свидетельство отсутствия в средневековье какого-либо психологического разрыва с нею и какого-либо забвения.

Ощущение упадка культуры сформировалось в эпоху возрождения у её представителей как раз под влиянием столкновения с византийской образованностью, когда итальянцы обнаружили, что есть огромный пласт знаний, который им совершенно не был известен. Их отчуждение доходило до той степени, что знаменитый Франческо Петрарка, которому фоменковцы отводят роль одного из главных “фальсификаторов”, якобы создавших античность, получив в подарок рукопись гомеровских поэм на греческом языке не знал, что с нею делать, так как язык эллинов был ему не знаком, и он мог к ней только благоговейно прикасаться, но не прочесть.

Осознание, что Запад оказался в значительном культурном упадке начало приходить к возрожденцам тогда, когда в Италии высадился десант византийских греков, которые располагали полными рукописями произведений Платона, Аристотеля, Геродота, Фукидида. Для сравнения, итальянские возрожденцы обладали лишь фрагментарными рукописями Тита Ливия, Тацита, Цицерона, которые они, по утверждению фоменковцев, якобы “подделали”. Почему Поджо Браччолини, которого обвиняют в том, что это он сочинил произведения Тацита, не мог написать их целиком и пропустил самое вкусное – эпоху безумств Калигулы, конец правления Нерона, зато заполнил десятки глав скучнейшими войнами в Армении, сторонники “новой хронологии” никаких предположений не высказывают.

Никакого культурного разрыва между античностью и возрождением в виде “средневекового упадка” не было. Живая память об античности, хотя и искажаясь с ходом веков, существовала в течение всего средневековья. Поэтому центральный для новой хронологии аргумент, что нельзя целую цивилизацию взять и забыть, а потом заново вспомнить, никакой силы не имеет.

Ни о каком абсолютном упадке культуры, ни о каком “забвении” античности в средние века говорить не приходится. Средневековый мир прибывал в ощущении, что он продолжает античный миропорядок, а в Византии сохранялось полное преемство интеллектуальной и политической традиции до самого падения Константинополя. То, что античность “выпрыгнула” ниоткуда в эпоху Возрождения – это ложь.

Но если бы просвещенческая “теория упадка” имела бы основания, то и в этом случае утверждать, что подобный упадок в реальности невозможен, — нелепо, так как это противоречит как фактам, данным нам в ощущениях, так и построениям самих Фоменко и Носовского.

Дважды за сто лет наша страна переживала чудовищный упадок, разруху, волны тотального отрицания предыдущих ценностей, социального и культурного дефолта.

После 1917 разрушались церкви, дворцы и иные архитектурные памятники, уничтожались статуи, прятались в запасники библиотек книги, вытирались имена и даже люди на фотографиях, существенно искажались факты, прервались множество научных школ, военных традиций, линий духовного преемства старцев в монастырях.

После 1991 года на утилизацию пускались подводные лодки и даже авианосцы, разрушались заводы, запустевали города, обширный пласт марксистской литературы в одночасье потерял всякую актуальность.

Если применять к этим событиям фоменковскую логику, то придется сказать, что Храм Христа Спасителя впервые построен в 1999 году, а завода ЗИЛ или гостиницы “Россия” никогда не существовало. В такой стране как Россия отрицать возможность всестороннего упадка и всестороннего же возрождения и настаивать на том, что существует только линейный прогресс, это смеяться над читателем.

Наконец главное, — отрицание возможности упадка и забвения культуры выводящее отсюда невозможность античности, противоречит самой теории Фоменко-Носовского.

Империя-Орда фоменковской вселенной

Эти авторы утверждают, что в течение нескольких столетий существовала блистательная Империя Орды-Руси, против которой в XVI веке начался мятеж местных князей, известный нам ныне как Реформация. Империю, точно Советский Союз, развалили извне и изнутри, а власть на её руинах захватили ненавистные фоменковцами Романовы. Запад восторжествовал над Россией, внушил ей, что она была отсталой страной, Романовы полностью подделали её историю, заставили староимперцев забыть свое прошлое, сочинили мнимую Римскую Империю в Италии. Вся политика Запада направлена на недопущение восстановления Империи Руси-Орды, под гнетом этой политики Россия пребывает и до сих пор и только фоменковцы по крупицам восстанавливают утраченное тайное знание о подлинной истории.

Не трудно заметить, что перед нами классическая “теория упадка”. Империя Русь-Орда выступает здесь в качестве античности. Романовски-протестантская эпоха в качестве “темных веков”. А Фоменко и Носовский рисуют себя в роли гуманистов-возрожденцев по крупицам собирающих информацию о подлинном прошлом.

Созданный Носовским фолк-исторический миф убивает тот методологический принцип на котором базируется аргументация “Новой хронологии” Фоменко. И только потому, что в этой секте давно уже никого вопрос истины не интересует, фоменковский тезис о невозможности исторического упадка примененный к античности и типичная “теория упадка” примененная к носовской “Империи” спокойно сосуществуют на соседних страницах толстенных новохронологических фолиантов.

Антихрист для слабоумных. Идеологическая оценка “Новой Хронологии”

Фоменковщина стала препятствием на пути массового распространения исторических знаний, серьезно снижает общественный интерес к истории, которая всё равно “поддельная”, а значит стоит на пути выработки здоровой национальной идентичности русских людей, которая без изучения реальной родной истории невозможна.

Не так давно вышел фильм “Легенда о Коловрате”, прославляющий героическое прошлое русского народа. Можно спорить об исторической достоверности тех или иных деталей и нарисованной там картины, и это будет продуктивный спор о том где граница между допустимым и недопустимым вымыслом в историческом кино, как легенда прошлого должна претворяться в образы настоящего. Но в любое подобное обсуждение тут же вклиниваются отравленные фоменковщиной комментаторы с одной из любимых сектой песен о “невозможности татаро-монгольского нашествия” и о том, что Коловрат, как и вся – подделка.

На этом микропримере мы видим, что фоменковщина это атака на русскую историческую память, русских героев, русскую национальную идентичность. Перед нами попытка уничтожить историческое “Я” русского народа в самых его основах.

Фоменковская секта ожесточенно атакует традиционные основы русской государственности – Православную Церковь и русскую монархию.

Символ Веры. Икона.

Церковное вероучение основано на исповедании реального исторического пришествия Иисуса Христа и его смерти крестной в определенный момент времени – как сказано в символе веры “при Понтийстем Пилате”. Заявляя, что Христа не распяли, а столбовали, отрицая историчность Понтия Пилата, отождествляя Спасителя с убийцей и педофилом узурпировавшим императорский престол Андроником Комниным, фоменковцы ругаются над самими основами христианского вероучения. У них получился анти-Христос, то есть антихрист.

Христианство они подменяют экуменической фантастической религией, в которой и христианство, и ислам, и буддизм это одно и то же. Иными словами, с православной точки зрения фоменковщина это нечестие и богохульство и ни один последователь новой хронологии православным христианином считаться не может, попросту не имеет права. Не случайно, что в последних своих книгах Фоменко и Носовский всё больше погружаются в толкование языческих мифов, так что даже их анти-Христос скоро потеряется на фоне гераклов, афродит, брунхильд и т.д.

Не менее характерна ненависть, которую фоменковцы сеют среди своих последователей к русской монархии, особенно к династии Романовых. Термин “романовская историография” в смысле “подделки” им удалось распространить так широко, что им пользуются не только новохроноложцы, но и просто нахватавшиеся модных словечек по интернетам полуботы-полулюди.

Но и доромановскую русскую монархию фоменковцы уничтожили точно так же, объявив всех русских великих князей и царей выдумками и фикциями. То же самое фоменковцы проделали со всеми аспектами русской истории и даже географии – чего стоят заявления, что “Великий Новгород это Ярославль” – традиционная русская государственность тем самым лишена в рамках этой концепции устоев, собственной истории, собственного смысла. Прошлое русского народа помножено фоменковщиной на ноль.

Когда-то фоменковцы ловко использовали чувство неудовлетворенности историей, которое возникло у русских людей под влиянием советской и постсоветской историографии, которая сочетала крайне бедные и фактически неточные исторические построения с утверждением тезиса о Руси и России как вечно отсталой стране-неудачнице, которую то завоевывают, то угнетают и которой лучше бы и вообще, быть может, в истории не было бы – люди бы меньше мучились.

Естественный исторический инстинкт народа состоял в полном неприятии такой исторической картины и в запросе на историю России великой, могучей, исторически успешной и яркой. На этой протестной волне фоменковщина и получила свои пять минут славы – она предлагала полностью сбросить неудавшуюся историю с корабля современности и на её место водрузить сияющую “Русско-Ордынскую Империю”, которая покорила весь мир, но потом была коварно забыта.

Однако, то, что вкладывают Фоменко и Носовский в мозги своих последователей на место изничтоженной русской истории – это, по выражению детской дразнилки, “пустая шоколадина”. Пустота завернутая в блестящий золотистый фантик.

Русская национальная история, запрос на облагораживание и возвеличивание которой и существовал в обществе, стирается и на её место приходит история вымышленной глобальной экуменической империи, где русские одно и то же с монголами, арабами, древними египтянами, где гробницы русских царей расположены в Египте, а Дмитрий Донской оказывается ханом Тохтамышем.

Да, Фоменко и Носовский делают громкие антизападнические декларации, кокетничают славянофильством, мол вся мировая история – это история Руси, но только их Русь это уже не Русь, а не пойми что – без своей территории, без своего языка, без своей культуры, без своего имени. Патриотизм, как точно определяет его Пушкин, это “любовь к отеческим гробам”. Поскольку согласно Фоменко-Носовскому наши отеческие гробы расположены в Египте, то главные наши патриоты, видимо, те, кто летает чартерами в Хургаду. Приходится ли удивляться, что активней всего трибуну для Носовского предоставляет… «Эхо Москвы» немало не смущаясь по внешности антизападной идеологией фоменковщины.

Время тотальной исторической русофобии давно прошло. Расцвет фоменковщине подарил краткосрочный приступ исторической амнезии 1990-х, до которого были достойные исторические работы М.Н. Тихомирова, Н.Н. Воронина, Л.В. Черепнина, В.Л. Янина, А.А. Зимина, романы Владимира Чивилихина и, в особенности, Дмитрия Балашова, а после – замечательные, выполненные на новейшем научном уровне исследования А.А. Горского, Д.Г. Хрусталева, И.Я. Фроянова, А.Г. Кузьмина, Д.М. Володихина, А.И. Филюшкина, А.А. Зализняка и многих многих-многих других. Эти исследования шаг за шагом формируют у нас подлинную патриотическую картину русской истории, постепенно освобождая её от устаревших мнений, марксистского и либерального исторического нигилизма, псевдоисторических спекуляций. И фоменковщина, со своим “скептицизмом невежд” стоит на пути людей к историческому знанию, заманивая их в секту “Новой хронологии”.

По сути “новая хронология” – это постмодернистски-глобалистская концепция истории, опрокинутая в прошлое. В ней стираются все национальные, религиозные, цивилизационные, идейные границы царит хаотическое всесмешение, уравновешивающееся лишь идеей “царя-хана” как политического главы этого имперского порядка. Мы видим прямую апологию апокалиптического Вавилона с его блудом и смешением всего и вся, и приходящего ему на смену лже-императора и лже-пророка – Антихриста.

Фоменковщина, таким образом, для сознательных русских людей – националистов, монархистов, православных христиан, консерваторов и традиционалистов это прямой идеологический враг с которым нужно бороться беспощадно – это антинациональная, антихристианская антихристова идеология и мифология.

Если вы хотите, чтобы к этому очерку были добавлены разделы с разбором мифов о «Куликовской битве на Кулишках» и о «Великой Тартарии» целевые пожертвования можно делать по следующим адресам, желательно с пометкой «антифоменко»:

карта: 4276380058863064
Яндексденьги: 410011376093421

Дополнительная литература посвященная критике фоменковщины:

Собрание изданий посвященных критике фоменковщины.

«История и антиистория. Критика «новой хронологии» академика А.Т.Фоменко»

Антифоменко. Сборник русского исторического общества

 Дмитрий Володихин. Анатолий Фоменко: терминатор русской истории.

Игорь Данилевский. Пустые множества новой хронологии

Вадим Кожинов. Несколько слов о «новой хронологии Руси»

Цикл лекций Егора Холмогорова на основе которого написана эта работа:

Код вставки в блог

Копировать код
Поделиться:


Если Вы нашли наш проект полезным и познавательным, Вы можете выразить свою солидарность следующими способами:

  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4276 3800 5886 3064

Как еще можно помочь сайту



Оставить комментарий

Чтобы получить свой собственный аватар, пожалуйста, зарегистрируйтесь на Gravatar.com



Вверх