Э.Н.Темкин, В.Г.Эрман. Мифы древней Индии

Э.Н., В.Г.. Мифы древней Индии. М., Наука,

Самая угарная книга детства многажды перечитаая.

Совершенно безумные местами истории из Махабхараты, вед, пуран изложены как рассказки для юношества — на манер древнегреческих. Изложены отличным языком с увлекательным построением сюжета. В силу специфической полиморфности и зооморфности индийского мифологического мышления результат просто потрясающий хотя временами вызывает некоторую тошноту… То бог со слоновьей головой, то обезьяны какие-нибудь, то мочит всех направо и налево.

Шива вообще был моим любимым героем в этих историях, причем представлял я его себе не таким слаатеньким как изображают индийцы, а высоким, сухощавым, лицом похожим на Юлия Цезаря. И почему-то с выцветшими волосами стрижкой бобриком на голове. Шива был реально жесток и крут. Там были совершенно потрясающие истории как добивалась его любви Ума чтобы родить бога войны Сканду или разрушение одной стрелой крепости асуров Трипуры. Никакой Индра-громовержец и прочие рядом с ним не котировались.

Теперь, став старше, я понимаю — что Шива был обер-демоном Индостана полностью подмявшим под себя индоевропейских божеств. Это и предопределило смену индусами идентичности — почему несмотря на санскрит, сохранение древних арийских установлений по сути европейцы так и не могли их принять за своих. Весьма характерно и то, что сейчас когда возрождается и становится фундаменталистским (вдумайтесь — политеистический фундаментализм!) — это, прежде всего, именно шиваизм. Базовая идентичность.

Еще интересная черта этих мифов которая тогда меня сильно поражала это атмосфера постоянного стравливания богов и асуров которым занимается . Он все время в обмен на подвижничество кому-то что-то обещает, а потом натравливает соперников чтобы это отобрать. Это очень контрастировало с греческой моделью, где Зевс один раз захватил власть и выше него уже никого нет,  по крайней мере, — пока его не свергли. Осознание что европейский порядок жестче, четче и конкретней было очень интересно.

Вообще индийские дали мне многое, а именно отбили у меня всякий вкус к ориентализму, востоку, экзотике и всяческой теософии и махатмам.

Мифы древней Греции я тоже кстати в детстве читал и хорошо знал. Причем не в изложении Куна, а в первоисточнике. У нас дома была «Мифологическая библиотека» Аполлодора. Она была хороша тем что пыталась представить мифы в виде связанного и цельного нарратива.

Цитата:

66. РОЖДЕНИЕ СКАНДЫ, БОГА ВОЙНЫ

В давние времена, когда шла война между богами и асурами, Индра, предводитель небесного воинства, уничтожил в битве могучих и доблестных дайтьев, сыновей Дити. Горестная мать их затаила ненависть к губителю своих сыновей. Она пришла к своему супругу Кашьяпе и сказала: «О великий! Индра погубил моих детей, не дав им насладиться жизнью. Я прошу тебя, подари мне сына, обладающего такой силой, чтобы он мог покарать Индру и отомстить ему за мою обиду!»

Кашьяпа обещал Дити, что желание ее сбудется и она родит могучего сына. Счастливая, она удалилась в леса, возложив на себя суровые обеты. И когда пришел срок, Дити родила сына, огромного, как горная вершина, и крепкого, как железо. Она дала ему имя Ваджранга[304]. Никакое оружие не было ему страшно, даже молнии и громовые удары Индры были бессильны против него.

Когда Ваджранга возмужал и приобрел познания, необходимые воину, он спросил Дити: «О мать! Скажи мне, что я должен для тебя сделать?» И тогда Дити, дождавшаяся своего часа, глядя с улыбкой на своего могучего сына, повелела: «Послушай, Ваджранга! Небесный владыка Индра загубил множество твоих кровных братьев. Ступай в Амаравати и покарай Индру!»

Ваджранга послушно отправился в небесные пределы, разыскал Индру в его царских чертогах, схватил небесного владыку своими могучими руками, словно ребенка, связал его, взвалил себе на спину и вернулся с этой ношей к матери. Приблизившись к Дити, Ваджранга бросил к ее ногам связанного Индру, как бросает лев своей львице пойманного в лесу оленя. Но не успела обрадованная Дити и слова молвить, как перед ними явился сам Прародитель и сказал Ваджранге: «О сын мой! Что ты хочешь сделать с Индрой? Поверь, нет кары страшней, чем бесчестье, оно хуже, чем смерть. Послушайся меня, освободи от пут небесного владыку. Лучше будет, если он получит свободу по твоей доброй воле, а не по моему велению. Он и сам сейчас не радуется жизни — так ты унизил его». Ваджранга с почтением отвечал Брахме: «Мне ничего от Индры не надо. Я только исполнял волю моей матери. Ты же, о Брахма, наш прародитель, и мне подобает следовать твоим советам. Я сейчас отпущу владыку небес. У меня нет к нему ни вражды, ни злобы. Но я прошу тебя о великом благе. Научи меня праведной и добродетельной жизни, о великий Брахма!» И Ваджранга умолк, склонившись перед Брахмой в ожидании ответа.

«Если ты хочешь праведной и добродетельной жизни, сын мой, — сказал ему Брахма, — то оставайся в лесах и возложи на себя строгие обеты. Откажись от суетных желаний, не ищи ни власти, ни мирских наслаждений. Праведная жизнь вдали от страстей, зависти и злобы очистит твою душу и наполнит ее благостным покоем. А чтобы тоска по мирскому счастью не томила твое сердце, я подарю тебе прекрасную и нежную деву». Так сказал Ваджранге Творец вселенной и тогда же создал для его счастья прекрасную деву со стройным станом и высокой грудью и с чарующими очами, подобными лотосам. Прародитель нарек ее Варанги и подарил сыну Дити.

Ваджранга со своею юной супругой удалился в тихую лесную обитель и стал вести праведную жизнь, исполняя суровые обеты. Первую тысячу лет он стоял, воздев кверху руки; вторую тысячу лет он стоял, согнувшись и упираясь головой в землю; третью тысячу лет он изнурял себя палящим зноем, а на четвертую — погрузился в студеную воду. И все эти годы его прекрасная супруга Варанги просидела на берегу водоема, соблюдая обет молчания и отказавшись от всякой пищи.

В то самое время, когда они совершали суровое покаяние, Индра, обернувшись огромной обезьяной, появился перед Варанги. При виду его она пришла в ужас. Он рычал и ломал все, что попадалось ему под руку, он разбил домашнюю утварь отшельников и учинил великий беспорядок. Затем, превратившись в огромного змея, он обвился кольцами вокруг перепуганной Варанги и утащил ее из обители супруга.

Тем временем пришел к концу срок покаяний Ваджранги. Брахма был доволен его подвижничеством и обещал Ваджранге, что его минует недобрая участь асуров и тело его будет вечным. Радостный Ваджранга прекратил тогда истязания плоти, отведал наконец вкусной пищи и пошел в свою обитель, чтобы возвестить милость Брахмы своей Варанги. Но в хижине он ее не увидел. Встревоженный Ваджранга стал повсюду искать свою супругу и наконец нашел ее в глухом лесу на горном склоне. Напуганная Индрой, она испускала жалобные крики, и Ваджранга долго не мог ее успокоить. Когда он узнал о происшедшем и о том, кто был виновником испуга Варанги, он пришел в такую ярость, что решил отомстить не только Индре, но и всем обитателям его царства. Но теперь Ваджранга был уже в преклонных летах, и к тому же он обещал Брахме никогда не покидать свою отшельническую обитель. Тогда он решил подвижничеством добиться от Брахмы еще одной милости — обрести сына, обладающего еще большей мощью, нежели он сам.

И снова долгие годы Ваджранга изнурял свою плоть в суровых обетах, пока Брахма наконец не обещал ему желанного сына. Тогда, прекратив подвижничество, он вернулся к возлюбленной своей супруге.

Когда пришло положенное время, Варанги зачала обещанного Брахмой сына и стала терпеливо дожидаться его рождения. Но проходил год за годом, а дитя все не появлялось на свет. Тысячу лет протомилась Варанги, дожидаясь разрешения от бремени, и наконец этот день наступил. Сын Ваджранги появился на свет, красивый, могучий и статный, и голос у него был зычный, как рокот грома. Ваджранга дал сыну имя Тарака. Он рос так быстро, что вскоре стал огромный, как горная вершина, и с младенческих лет он был сведущ в науках, как мудрейший из брахманов.

Все асуры радовались, глядя на сына Ваджранги; они гордились его силой и его знаниями и признали его своим вождем и полководцем. На него асуры возложили все лучшие свои надежды. «Сила и отвага сына Ваджранги принесут нам власть над всем миром», — думали они. Сам же Тарака, зная об обидах, нанесенных Индрой его матери Варанги, думал только о том, чтобы покорить небесное царство и наказать его коварного владыку. Он решил уйти в леса на горные склоны Хималая и там предаться небывалому подвижничеству. Прежде чем начинать битву с богами, Тарака задумал получить от Брахмы величайший дар.

Он поселился в уединенной горной пещере, разжег на поляне перед пещерой кольцо неугасимых костров, отказался от всякой пищи и стал томить свое тело огнем и солнечным зноем. Так провел он долгие горы; потом он стал срезать со своего тела мясо, кусок за куском, и бросать его в огонь костров, принося самого себя в жертву Брахме. Наконец пришел день, когда на теле Тараки совсем не осталось плоти; он стоял среди пылающих костров, бестелесный, и это не виданное доселе на земле покаяние повергло в ужас обитателей трех миров. Сам Брахма, изумленный, явился к сыну Ваджранги и спросил его: «Скажи, великий подвижник, чего ты хочешь? Выбирай любой дар, ты заслужил своими подвигами мою милость».

Тарака попросил Брахму даровать ему бессмертие. «О Прародитель, — сказал он Творцу вселенной, — тебе ведомы сокровенные помыслы всех тварей, живущих в трех мирах. Ты знаешь, сколь сильна вражда асуров и богов. Помоги мне завоевать победу для асуров. Сделай так, чтобы никто не мог поразить меня в битве ни рукой, ни ногой, ни оружием. Ничего другого я не прошу у тебя». Но Брахма сказал Тараке, что асур не может избежать смерти; зато он волен выбрать себе кончину, какую сам пожелает. Тогда Тарака сказал: «Сделай так, чтобы только семидневный младенец мог лишить меня жизни». И Брахма согласился дать этот дар Тараке, сыну Ваджранги.

Когда Тарака вернулся с этим даром Брахмы к асурам, они воспряли духом, и среди них воцарилось веселье. С таким вождем, как Тарака, они перестали бояться Индры и воинства небожителей, и жизнь их стала покойной и беззаботной. Но Тарака, великий воитель, не мог долго наслаждаться покоем и миром. Душу его томила жажда сразиться с богами. Однажды он собрал асуров и сказал им: «Что за радость править подземным миром и не иметь власти над небом? Сердце мое жаждет радости битвы с богами! Боги живут жертвоприношениями, идущими к ним отовсюду, они пьют священную сому, наслаждаются красотой апсар и развлекаются играми в небесных рощах. Мы же терпим все это и не хотим отомстить за причиненные нашим предкам обиды! А тем, кто не мстит за обиды, не видеть вовеки ни богатства, ни славы. О братья, я начинаю смертельную войну с богами. Снарядите мне колесницу о восьми колесах, водрузите на ней мое боевое знамя и готовьте к битве наше войско. Завтра мы выступим против Индры и всех обитателей небесного царства!»

И, повинуясь воле Тараки, асуры собрали большое войско, вооружили его согласно правилам воинской науки, а для Тараки запрягли в колесницу о восьми колесах тысячу коней, быстрых, как мысль, нагрузили ее копьями, дротиками, луками и стрелами и поставили на ней его золотое знамя.

Впереди грозных полчищ асуров, конных, пеших, едущих на колесницах и на слонах, шли барабанщики и музыканты. Воины запели боевые песни, угрожая врагам ужасной смертью, и земля задрожала под их тяжкой поступью.

А тем временем Индра, встревоженный могуществом Тараки, удалился на гору Манаса и там в уединении размышлял о том, как укрепить силу своего воинства. «Асуры одолевают нас, — думал он, — и я уже не в силах отразить их натиск. Нужен новый вождь для моего войска, могучий муж, способный спасти нас от разгрома».

И когда он сидел там, погруженный в такие мысли, он услышал внезапно крики о помощи. Индра поднял свой взор и невдалеке, на горном склоне увидел Кешина, демона-исполина, подобного утесу из красной меди; в одной руке держа палицу, он другою рукою увлекал за собой прекрасную деву. «Как ты смеешь творить насилие над этой девой! — вскричал царь богов, приблизившись к исполину. — Перестань мучить ее. Знай, пред тобою громовержец Индра, повелитель небесного царства, и он не допустит, чтобы творилось беззаконие в мире».

Кешин ответил ему с усмешкой: «Оставь ее мне, это моя добыча, и я хочу владеть ею. Ступай в свое небесное царство, Индра, и будь доволен тем, что остался в живых после встречи со мною». Индра, разгневанный, двинулся на демона, чтобы покарать его за дерзость; тогда Кешин метнул в него свою огромную палицу, но бог рассек ее надвое своей ваджрой. Разъяренный асур сорвал вершину горы и хотел метнуть ее во врага, но и ее разбил Индра ударом ваджры, и она обрушилась на самого Кешина. И Кешин, раненный, отпустив деву, обратился в бегство.

Когда он скрылся, Васава спросил деву: «Кто ты, красавица? Чья ты? Как ты попала сюда?» Та отвечала: «Имя мое Девасена[305], я — дочь Дакши, Владыки созданий. Сестра моя, Дайтьясена[306], уже стала добычей Кешина. Обе мы с разрешения отца часто приходили сюда, на гору Манаса, развлечься со своими подругами, и Кешин уже пытался похитить нас. Сестра моя воспылала к нему страстью, и ее он похитил, — меня же ты спас, о могучий повелитель богов. И теперь я прошу тебя, найди мне супруга, чью силу я могла бы безмерно умножить».

«Поведай мне, в чем твоя сила, о дева, сестра моей матери», — вопросил Индра. Девасена ответила: «Во мне самой, о могучий, нет никакой силы, но тот, кто возьмет меня в жены, обретет силу, равной которой не было в мире, — таков дар, полученный мною от отца. Супруг мой будет непобедимым воителем; вместе с тобою он одолеет любого врага».

Тогда Индра задумался: «Где же мне найти супруга, достойного этой девы?»

А между тем день склонился к закату, и повелитель богов увидел, что заходящее солнце, окруженное зловещим сиянием, погружается в кроваво-красные облака. И он увидел океан, обитель Варуны, — воды в нем словно окрасились кровью. На земле шакалы с огнедышащими пастями выли, обратив морды к солнцу. «Быть завтра великой битве», — подумал Индра.

Вместе с Девасеной он направился к Брахме и, поклонившись ему, молвил: «Избери мужа для этой девы. То должен быть великий воитель». И Брахма сказал: «Вскоре родится дитя великой мощи. Ему предназначено быть вождем твоего воинства и супругом этой девы».

Тогда Индра со спасенной им от асура девой отправился в священную обитель Васиштхи, где пребывали семь великих мудрецов[307], возвысившихся в мирах совершенством познания истины: Атри, Вишвамитра, Бхригу, Гаутама, Джамадагни, Бхарадваджа и Васиштха. Вместе с женами своими они поселились там все вместе близ вершины Меру. Они совершили ради жаждущего победы Индры великое жертвоприношение, и Агни вознес эту жертву богам.

А Индра вернулся в свою столицу Амаравати, куда гонцы уже принесли весть о выступлении войска асуров. В тревоге царь богов обратился за советом к Брихаспати, мудрому наставнику небожителей, и тот сказал Индре, что надо готовиться к битве. «Враг грозит тебе войной, — сказал Брихаспати царю богов. — Если ты будешь сейчас искать примирения, Тарака подумает, что ты боишься его. Если ты захочешь утишить дарами его ненависть и злобу, он подумает, что ты слаб, и захочет отнять у тебя все, что ты имеешь. Только бой и победа, о владыка, могут привести тебя к миру с Таракой».

Индра согласился с мудрым Брихаспати и стал готовить свое воинство к битве.

Страшным и жестоким был бой асуров с богами. Тысячи воинов погибли в той битве, и тела их устлали поле сражения. Как горы, громоздились на залитом кровью поле сломанные колесницы, убитые слоны и кони. Пернатые стервятники кружили над побоищем, ожидая своего часа, и стаи гиен и шакалов с алчно горящими глазами сбежались отовсюду к бранному полю.

Все меньше оставалось воинов у Индры, все сильнее теснили его асуры, жаждавшие победы над богами. Вишну, Варуна и Кубера не раз уже отступали с поля боя, чтобы отдохнуть и собраться с силами, и потом снова бросались биться, но одолеть асуров они не могли. Наконец, небесный владыка и Тарака сами вступили в жестокое единоборство. Тучи стрел обрушили они друг на друга, они метали друг в друга копья и диски. Уже ранены были кони, запряженные в их колесницы, сражены их возничие, пали на землю знамена, сбитые стрелами, а оба противника все еще продолжали свой поединок. Воины небесной рати устремились на помощь Индре против могучего сына Ваджранги, но все их усилия одолеть его были напрасны. Как смерть, разящая неотвратимо, неслась по полю сражения грозная колесница Тараки и сокрушала и давила все живое. Стрелы Тараки разили без пощады и промаха, и ужас овладел войском Индры. Гонимые неодолимым страхом, бежали его воины с поля боя не разбирая дороги, и боги не могли остановить их.

Великая победа досталась Тараке и асурам и вместе с нею — власть над тремя мирами. С торжеством вернулся Тарака в свою столицу, и жители ее встретили его радостными кликами и цветами. У ворот дворца Тараки толпились плененные небожители, закованные в цели, и асуры радовались их унижению и позору. Но сын Ваджранги повелел своим слугам снять с пленных оковы и отпустить их на свободу.

Униженные боги во главе с Индрой явились со скорбными сердцами в чертоги Брахмы и, приблизившись к его трону, склонили головы перед творцом вселенной. «О Прародитель, — сказали боги, — ты даешь жизнь земным тварям и держишь в своих руках судьбу обитателей неба. О великий! Ты вечен и не гнетет тебя бремя рождений[308]. Ясное небо — твое чело, а луна и солнце — твои очи, власа твои — ползучие змеи, страны света — твои уши, океан — пуп на твоем бессмертном теле, а сама земля — воистину твои ноги. Ты — причина, ты — деяние, ты — покой, ты — мир во вселенной. Наши заветные желания — все в твоей воле, ибо ты — отец и владыка вселенной. Ты велик, ты могуч, ты беспределен, ты прекрасен. Так будь же нашей защитой, будь нам опорой!» Так восхваляли Брахму униженные поражением боги, ожидая от него помощи и совета.

«Что случилось с тобою, о Индра? — спросил тогда Прародитель. — Ты похож на женщину, потерявшую мужа и лишенную своих украшений. Волосы твои спутаны в беспорядке, и лик твой бледен. А ты, Агни? Я не вижу ни огненного сияния твоего, ни сопутствующего тебе дыма. Ты подобен лесу после пожара, опаленному и покрытому пеплом. Что с тобою, Варуна? Ты высох, словно твои воды все испарились. А ты, блистательный Кубера? Ты был так испуган, что готов был отказаться от всех своих сокровищ? И ты, великий Вишну! Как это случилось, что твое грозное оружие оказалось бессильным в битве?»

Боги стояли перед Творцом вселенной, понурив головы, опустив вдоль тела могучие руки, и ничего не могли сказать в свое оправдание. Они опять воззвали к Брахме: «О создатель! Тарака лишил нас нашего царства и стал в нем господином. Асуры захватили горные вершины и пещеры Хималая и там поселились. Этот чудесный горный край, который всегда был для нас желанным, теперь недоступен нам. Асуры забрали все наши богатства, наших небесных музыкантов и танцовщиц. Они разбили наши колесницы и поломали оружие, которое ты некогда нам даровал, и мы теперь совсем беззащитны. В собраниях асуры отводят нам худшее место, всячески нас оскорбляют и не дают нам сказать ни слова — они говорят, что мы слишком болтливы. Нас заставляют только трудиться, но не допускают к играм и забавам. Тарака не различает высокородных и низких по рождению и оделяет дарами, невзирая на сан и заслуги. Помоги нам, великий Брахма, вернуть наше царство, избавь нас от этого унижения!»

Творец вселенной ответил небожителям: «Тарака не может погибнуть от руки мужа, будь то бог или простой смертный. Только дитя семи дней от роду может лишить его жизни; таков дар, полученный асуром за его заслуги. Потому и потерпели вы поражение в битве, о боги!» И Брахма поведал богам, что лишить Тараку власти над тремя мирами сможет только сын Шивы и дочери Химавата, прекрасной Умы, но он еще не родился. «Ступайте к Шиве, боги, — молвил Брахма. — Склоните его к женитьбе на Уме, и пусть у них родится сын вам на счастье. На седьмой день своей жизни он отправит Тараку в царство Ямы».

Низко поклонившись Прародителю, боги покинули его чертоги, вернулись в разграбленный асурами город на небесах — Амаравати — и стали размышлять о том, как бы им побудить Шиву жениться на прекрасной Дочери гор.

Грозный и мрачный бог в ту пору обитал в горах, вдали от всех небожителей. С того времени как погибла его благочестивая супруга Сати, дочь Дакши, он не замечал женщин и дни и ночи проводил в безмолвном созерцании истины; и никто не смел отвлечь его от благочестивых размышлений. Но боги знали, что Парвати, Дочь гор, — та, что зовется еще Умой или Гаури, — преданно любит сурового Шиву но он не отвечает на ее любовь.

С юных лет полюбила Шиву прекрасная Ума; в ней обрела второе рождение Сати, прежняя супруга и возлюбленная великого бога. Все дни свои Ума проводила в поклонении божественному подвижнику, грозному Пашупати. Она совершала возлияния маслом на священное изображение Шивы, собирала благоуханные цветы и приносила их ему в жертву, она возносила к нему страстные молитвы; но все ее усилия пробудить любовь в сердце Шивы были напрасны.

Тогда Индра решил прийти к ней на помощь. Он призвал к себе Каму[309], сына Лакшми, бога любви, от стрел которого еще никто не мог уберечься, и повелел ему вселить в сердце Шивы неодолимую страсть. «Ступай на священную гору Кайласа, — сказал ему Индра. — Там, на неприступной горной вершине, Шива, великий подвижник, пребывает, погруженный в глубокие размышления, сосредоточив дух свой на созерцании сокровенного. Натяни свой лук и пусти незаметно стрелу любви в сердце грозного бога. Если ты сумеешь пробудить страсть в сердце Шивы, он женится на прекрасной дочери Химавата и они дадут миру сына, который избавит нас от Тараки и его притеснений».

И Кама, вечно юный бог любви, вооруженный луком Желания и цветочными стрелами, согласился исполнить волю Индры. Вместе со своей супругой Рати, прекрасной богиней любовного наслаждения, он отправился к обрывистым склонам Кайласы.

То было в пору весеннего цветения, когда таяли снега на горных вершинах и весело сбегали по склонам горные ручьи и реки. Густые леса в долинах наполняли окрестности благоуханием цветов. Звери и птицы в страстной жажде потомства затевали свои весенние игры. Только грозный Шива оставался недвижим и в священном своем созерцании не замечал совершающихся вокруг него перемен.

Кама осторожно подкрался к тому месту, где сидел погруженный в размышления Шива, и, спрятавшись за скалою, выглядывал оттуда, никак не решаясь в страхе перед гневом великого бога нарушить его благочестивое уединение. Кама ждал, пока влюбленная Ума не приблизится к Шиве, чтобы совершить ему поклонение и почтить его молитвой и подношением цветов, — он надеялся, что она его заслонит от всевидящего ока сурового бога. И когда появилась прекрасная дочь гор, Кама натянул лук и наложил на тетиву одну из своих неотразимых стрел, но в то же мгновение Шива увидел его и в гневе сжег нарушителя благочестивых размышлений пламенем своего взора.

Даже пепла не осталось от прекрасного тела Камы, и с той поры бог любви стал бестелесным, и его стали называть Ананга, Бестелесный. Горько зарыдала Рати, узрев гибель своего супруга, но голос, раздавшийся в небесной вышине, ее утешил: «Не плачь, прекрасная Рати! Кама не погиб, он только лишился тела. Когда великий Шива женится на Уме, он помилует Каму, и бог любви снова явится миру».

Прелестная Рати осушила слёзы, но Ума оставалась безутешной. Погибла ее надежда на помощь Камы, на то, что стрелы его вселят любовь в сердце Шивы. «Зачем мне моя красота? — в отчаянии восклицала она. — К чему мне мои темные очи, белые зубы, на что это нежное тело, этот светлый лик, если мой возлюбленный Шива к ним равнодушен? Нет, не стану я больше беречь и холить мое тело, мою красоту, я уйду в уединенную пустынь, облачусь в рубище из рогожи и предам свою плоть жестоким истязаниям!»

И Ума ушла из роскошных чертогов своего отца Химавата, властелина гор, и удалилась в тихую отшельническую обитель. Она сняла с себя нарядные платья из драгоценных тканей, сверкающие ожерелья и золотые браслеты и оделась в оленью шкуру. Она отказалась от воды и пищи и наложила на себя изнурительные обеты. В летнюю жару она томила себя огнем и дымом костров, в стужу стояла неподвижно в холодной воде ручья. Так истязала себя прекрасная Ума долгие годы, стремясь заслужить благоволение Шивы. И вот однажды в ее отшельническую обитель явился некий юный брахман. Она его встретила приветливо и с почетом, омыла ему ноги, поднесла чистой воды, плодов и кореньев, усадила на почетное сиденье из травы куша.

Отдохнув с дороги и поблагодарив Уму за угощение, брахман спросил ее, почему она не щадит свою красоту и юность, почему не следует велениям своего сердца, а предается суровым покаяниям. Тогда благочестивая дева рассказала гостю, как она полюбила Шиву, как надеялась прельстить его юностью и красотой и как оказались напрасны все ее надежды и усилия. «Потому и решила я предаться подвижничеству, — сказала дочь Химавата. — Красота моя не принесла мне удачи».

Юный брахман выслушал ее и сказал: «Ты поведала мне все по истине, о благочестивая отшельница. Но скажи, зачем нужна тебе благосклонность Шивы? Что тебе в этом угрюмом и одиноком подвижнике, предающемся созерцанию и умерщвлению плоти? Он грозен и страшен обликом; вместо ожерелья он носит на шее ядовитую змею, а бедра оборачивает окровавленной слоновьей шкурой — то шкура демона-оборотня, которого он когда-то убил. Он ездит на быке устрашающего обличья, он любит посещать погребальные пепелища, и нет у него никакого богатства».

Но Ума не захотела слушать дальше речи брахмана, хулящие ее возлюбленного Шиву, и возгорелась гневом.

«Напрасно ты стараешься отвратить мое сердце от Шивы, о брахман, — сказала рассерженная дочь Химавата. — Поистине, велик, прекрасен и грозен бог Шива, и моя жизнь отдана ему всецело. Что из того, что ездит он на страшном быке и носит на шее змею? Что бы ни говорили о нем, будь то ложь или правда, моя любовь к нему никогда не иссякнет». И не успела верная своей любви Ума произнести эти слова, как на глазах у нее гость ее преобразился, и вместо молодого брахмана перед дочерью Химавата, изумленной и обрадованной, предстал сам великий Шива. Голосом, подобным раскатам небесного грома, он объявил ей, что любовь ее и беззаветная преданность тронули его сердце и он хочет взять ее в жены.

В великой радости поспешила Ума к отцу своему Химавату рассказать ему, что сбылись наконец ее надежды — Шива берет ее в жены. Благая весть о женитьбе великого Шивы на дочери гор обежала все три мира, и боги, и асуры, и люди поспешили на север, чтобы присутствовать на торжественном свадебном обряде. После свадьбы Шива со своей супругой удалился на вершину Кайласы.

Целый год длилась брачная ночь Шивы и Умы, весь долгий небесный год[310] не размыкали объятий счастливые супруги, и столь сильна была страсть, соединившая обоих, что небожители стали уже опасаться за благоприятный исход борьбы с Таракой.

«Надо прервать их объятия, — говорили боги Брахме. — Иначе страсть их породит такое потомство, что его не смогут нести на себе ни земля, ни небо». В тревоге боги во главе с Брахмой и Вишну направились к горным склонам Кайласы, воззвали к Шиве и восхвалили его.

«Куда удалился ты, Махадева, Великий бог, — вскричал Вишну, обратившись к вершине Кайласы. — Страшно притесняет нас злой Тарака, защити нас от него!» Долго взывали боги и наконец мольбами своими отвлекли Шиву от ласк прекрасной Парвати. Великий бог явился пред очами молящих; он выслушал благосклонно обитателей небесного царства и, вняв поданному ими совету, обронил свое плодоносное семя в пламя Агни.

Тотчас языки огня окутались белым дымом; но Агни не сумел удержать семя Шивы и в свой черед уронил его в божественные воды Ганги. Но и светлая богиня не стерпела его палящей силы, и волны ее выбросили семя Махадевы в прибрежные тростники.

Здесь и появилось на свет божественное дитя, принявшее удивительный облик. И это дитя, порожденное страстью Шивы к дочери Химавата, стали называть Сканда, Отпрыск.

А Парвати, когда Шива покинул ее, чтобы выслушать просьбу богов, разгневалась и сказала: «Вы думаете только о собственном благе, о боги, вы возносите хвалу моему супругу только ради достижения своей цели; я же из-за вас осталась бесплодной». И она прокляла Вишну и других богов: «Отныне и ваши жены станут бесплодны, и не будет у вас потомства!» Когда семеро великих мудрецов еще до рождения Сканды совершали жертвоприношение перед первою битвой Индры с Таракой, они призвали на помощь Агни для вознесения жертвы к богам. А когда обряд был доведен до конца и Агни был уже на пути домой, близ обители семерых мудрецов он увидел ненароком их жен, купавшихся в реке и блиставших красотою, как звезды в небе. Чудная красота их пленила сердце бога огня. Он возгорелся страстью, но сумел обуздать себя. «Я желаю их, но они, благочестивые жены, не ведают греховных желаний. Я не смею ни коснуться их, ни взирать на них праздно, но я войду в огонь их домашних очагов, и красота их всегда будет услаждать мой взор». Так подумал влюбленный Агни, и с той поры он поселился незримо в обители семерых мудрецов, чтобы всегда взирать на прекрасных жен, любезных его сердцу. И страсть не оставляла его, но разгоралась все жарче и жарче; и наконец, измученный ею Агни покинул ту обитель и удалился в лес Читраратхи, царя гандхарвов, чтобы покинуть там свое тело, ибо он не мог обладать желанными ему женами святых мудрецов.

А между тем беспорочная Сваха, одна из дочерей Дакши, давно уже втайне любила Агни, но не знала, как завоевать его, какой слабостью его для этого воспользоваться — ибо ни одной у него не всходила. Но когда прознала она, что он удалился в лес, обуреваемый страстью к женам семи мудрецов, она подумала, гневная: «Теперь я обману его; я утолю его страсть и сама достигну своей цели».

Она приняла облик прекрасной и добродетельной жены божественного мудрена Атри, пришла к богу огня и сказала: «О Агни, я сгораю от любви к тебе, прими меня в свои объятия. Я умру, если ты отвергнешь меня. Я — Анасуйя, супруга Атри, я пришла к тебе с ведома и согласия моих подруг, жен святых мудрецов».

Агни спросил: «Как ты узнала, что я томлюсь по вас, и откуда узнали это твои подруги?» Она ему отвечала: «Все мы давно любим тебя, но мы страшились твоей грозной мощи. Когда же мы догадались о твоих желаниях, меня послали к тебе. Не медли же и насладись любовью со мной».

И, одолеваемый любовной страстью, Агни соединился с богиней Свахой, принявшей облик Анасуйи. А после она, боясь, что ее увидят в этом облике и дурно подумают о невинной жене мудреца, обернулась орлицей и улетела из леса.

В другой раз она пришла к Агни, приняв облик жены Вишвамитры, и все повторилось сначала. И так шесть раз приходила Сваха в лес к богу огня, принимая каждый раз новый облик, и шесть раз она соединялась с ним, и он достиг удовлетворения своей страсти. Только облика Арундхати, жены Васиштхи, Свахе не удалось принять — слишком сильна была преданность Арундхати мужу.

При появлении Сканды на свет задрожала земля и небо и страны света озарились чудным сиянием. Смятение охватило живущих к а земле, и слухи о грядущих бедствиях стали распространяться повсюду. Люди, жившие близ леса Читраратхи, видели, как шесть раз приходила туда Сваха в чужом обличье, и говорили: «Шесть жен мудрецов, вступили в греховный союз с богом Агни и навлекают на нас беду». Когда мудрецы услышали эту молву и когда они узнали, что появился на свет младенец небывалого вида, они поверили молве и решили, что жены им изменили и что этот младенец — плод греховного союза их жен с богом Агни. В гневе шестеро мудрецов отреклись от своих жен. Только Арундхати осталась с супругом своим Васиштхой.

Шесть покинутых жен пришли на берег Ганги и нашли в тростниках новорожденного Сканду. Агни тоже пришел туда, обернувшись человеком с козлиной головою; он играл с малышом, развлекал его и охранял неусыпно как своего приемного сына. А жены мудрецов вскормили и взрастили его; и так как у юного Сканды было шесть кормилиц, на плечах у него выросло шесть голов с шестью устами, и рук выросло у него тоже шесть.

Вскормив сына Шивы и Умы, шесть добродетельных жен мудрецов, не повинных в грехе, возведенном на них людской молвою, взошли на небо и там стали звездами Криттиками[311]. И по имени своих приемных матерей юный бог получил еще одно прозвание — Карттикея.

Тогда семеро мудрецов убедились, что жены их были невиновны в грехе. Сваха сама во всем призналась. Первым узнал об этом Вишвамитра и остальным поведал. Он же первым пришел к Сканде и восхвалил его священным песнопением и совершил для новорожденного положенные обряды.

И мудрецы тоже все взошли на небо и стали звездами Большой Медведицы — созвездием Семи мудрецов. Близ него мерцает в небе маленькая звездочка — то Арундхати[312], преданная супруга Васиштхи, остававшаяся с ним неразлучной.

А юный Сканда восстал из тростников, излучая свет, как восходящее солнце. Одной рукой он схватил огромный лук Шивы, вселяющий в сердца трепет, в другой руке он держал копье, еще в двух — великолепную раковину, в которую он затрубил так громко, что его услышали во всех концах вселенной. На пятый день после рождения Сканда взошел на вершину горы, огляделся вокруг и издал торжествующий клич, услышав который, люди повсюду попадали на землю со страха и смутились духом даже самые могущественные существа в трех мирах. Сканда же натянул отцовский лук и стал пускать стрелы в белоснежную гору Краунча[313]. Стрелы его пробили гору, расщепив ее глубоким ущельем, сквозь которое с тех пор летят журавли, и гуси, и другие птицы, стремящиеся к священному озеру Манаса[314]. Пронзенная стрелами Сканды гора Краунча рухнула, испуская жалобные крики, и все горы кругом возопили в страхе. Сканда тогда метнул в них свое копье; и перепуганные горы сорвались с места и взлетели в небо, спасаясь от ударов юного бога. И сама земля содрогнулась, пораженная этими ударами. Она покорилась Сканде, и горы склонились перед ним и вернулись на прежнее место.

Небожители же, встревоженные деяниями воинственного дитяти, сказали Индре: «Мощь его непомерна и грозит гибелью не только асурам. Его должно убить немедля, пока он не вырос, иначе он займет твое место и станет владыкой вселенной и господином над всеми нами».

Тогда Индра сел на своего слона Айравату и двинулся на Сканду во главе войска богов, но душа его была исполнена сомнений относительно исхода предстоящей битвы. И Агни не присоединился к богам, он остался на стороне Сканды.

Все быстрее и быстрее надвигалось ведомое Индрой грозное воинство богов, блистающее разноцветными стягами, великолепными колесницами и оружием. Завидев его, Сканда вышел ему навстречу. Тогда Индра издал грозный клич, чтобы воодушевить свое войско, и устремился на невиданного доселе младенца, стремясь поразить его первым же ударом.

В ответ Сканда взревел, как океан, взволнованный бурей, и от того ужасающего рева войско богов рассыпалось во все стороны в великом смятении. А гневный Сканда изверг огонь изо всех своих уст, и этим огнем опалил тела и головы ошеломленных богов, их оружие, коней, слонов и колесницы. И тогда все боги обратились в бегство, покинули Громовержца, и пламя, обжигавшее их, погасло.

Индра же, оставшись один, нанес Сканде страшный удар своего ваджрой, разверз ею правый бок сына Шивы, и оттуда вышел на свет юноша в золотых доспехах и с копьем в руке — то был Вишакха, сын Сканды.

И тогда Индра пал духом. Сойдя со слона Айраваты, он смиренно сложил перед лицом ладони и поклонился Сканде, прося его о мире. И могучий младенец великодушно простил покорившегося владыку Амаравати и обещал ему свою дружбу. Сын Шивы примирился и с другими богами; и небожители ободрились и преисполнились ликования.

На шестой день после рождения Сканды все боги во главе с Брахмой, все гандхарвы, апсары, якши, киннары и все живые твари земля пришли почтить юного сына Шивы и Умы. Они восславили Карттикею приветливым словом и пожелали ему всяческих благ и удачи; и они любовались его красотой и силой. Шива и Ума попросили тогда Брахму наделить их сына каким-нибудь счастливым даром, который был бы угоден и богам, и ему самому.

Великий Брахма не сразу ответил им на их просьбу. Все три мира он уже давно поделил между другими богами, и нелегко ему было найти достойный дар для могучего сына Шивы. Но недолго размышлял Прародитель; он учредил для Сканды высокий сан предводителя небесного воинства и бога битвы; и все небожители приветствовали решение Брахмы кликами одобрения и радости.

Тогда Индра привел прекрасную Девасену, воплощение могущества небесного воинства, и отдал ее Карттикее в жены. Вишну подарил ему грозное оружие, тысячу тысяч якшей отдал в войско Сканды царь царей Кубера, Агни наделил его огненным сиянием, Ваю — быстролетной колесницей, а искусный Тваштар подарил ему красивого павлина, умевшего по желанию менять свое обличье. Затем боги, склонившись перед сыном Шивы, восславили его такими словами: «Мы чествуем тебя, о Шестнликий, и возлагаем на тебя свои надежды! Ты могуч, ты бесстрашен, ты блистаешь, как солнце в полдневный час на небосводе! Ты — великий воитель, ты — владыка небесного войска, ты — наша опора и защита! Ты знаешь, о Сканда, что асур Тарака лишил нас, небожителей, власти над миром и всячески нас унижает. Мы просим тебя, могучий Карттикея, покарай Тараку и верни нам покой и радость!»

«Ничего не бойтесь, о боги, — ответил им сын Шивы. — Я расправлюсь с вашими врагами и уничтожу их. Не избегнет кары и Тарака, причинивший вам великие обиды». И тотчас Карттикея, сопровождаемый небесным воинством, выступил в поход против Тараки.

Впереди его войска в столицу Тараки помчался вестник, посланный Индрой. Он намного опередил рати Сканды, предстал перед владыкой асуров и сказал ему: «Меня послал к тебе Индра, о могучий воитель! Он повелел передать тебе, что власть над небесным царством и над всеми тремя мирами принадлежит ему, и никому другому. И он возвещает, что за все зло, содеянное тобою, ожидает тебя жестокая расплата».

Надменное послание царя богов Тараку привело в ярость. «О вестник Индры, — сказал он, — не говорил ли тебе твой господин о том, что он уже разгромлен был однажды мною на поле битвы и побывал у меня в плену? Неужели он успел забыть об этом? Поистине, нет у него стыда, если он смеет угрожать мне, освободившему его от оков вметете со всеми его соратниками!»

Отпустив, однако, вестника с миром, Тарака погрузился в глубокое раздумье. «Индра не осмелился бы так говорить со мной, — решил он про себя, — если бы не был твердо уверен в победе. Кто же пришел к нему на помощь? На кого хитроумный Индра возложил ныне свои надежды?»

Тут зловещие знамения прервали размышления Тараки, и его охватила тревога. Внезапно во рту у него пересохло, и задергалось левое веко; на дороге перед дворцом закружился столб желтой пыли; жуткий вой и вопли раздались повсюду, и взору Тараки открылось неисчислимое небесное воинство, ведомое в бой сыном Шивы. И, внимая чутким ухом, услышал Тарака слова восхвалений, которые громко возглашали небесные певцы и сказители: «О юный Карттикея, ты сияешь несравненным блеском! Твоя мощь и воинское твое искусство принесут тебе желанную победу. Твою боевую колесницу влечет павлин — чудесное творение Тваштара. Не остановят ее ни грозный Тарака, ни все вражье войско. Ты блистаешь на этой золотой колеснице, как солнце на небесах. Слава тебе, о Сканда, слава тебе и победа, божественное дитя!»

Тогда Тараке вспомнился дар, испрошенный им у Брахмы, и он припомнил, что смерть ему суждена от руки младенца семи дней от роду. Но он не дрогнул и, повелев своему войску готовиться к битве, выехал на колеснице навстречу врагам.

«О дитя, — сказал он Сканде, — неужели ты стремишься к бою не на жизнь, а на смерть? Играть с мячом тебе больше пристало. Ты еще не видел асуров в яростной схватке. Видно, твой младенческий разум не остерег тебя от опасности».

«Напрасно, сын Ваджранги, ты тратишь время на пустые речи, — ответил владыке асуров Сканда. — Взгляни на юное солнце, когда рано утром оно лишь появляется на небосводе. Долго ли ты сможешь смотреть на него, не зажмурясь? Возьми в руки молодую кобру. Долго ли будешь ты держать ее в руках, не опасаясь смертельного укуса?» И, когда Тарака услышал эти слова младенца, он понял, что пришел конец его власти и самой его жизни.

Но он не хотел сдаваться добровольно. И началась битва. Тучи стрел затмили небо, полетели в Карттикею брошенные со страшной силой дротики и копья, но сын Шивы не дрогнул на своей колеснице. Он легко отводил удары, а его оружие столь тяжко разило врагов, что они в ужасе стали отступать от него и старались держаться подальше, в страхе перед его смертоносными стрелами. А стрелы Тараки не причиняли Сканде вреда, и он неудержимо продвигался вперед сквозь ряды войска асуров, сея кругом себя смерть, подобный беспощадному и непобедимому Яме.

Вскоре асуры дрогнули и побежали с поля битвы, оставив Тараку один на один со Скандой. И начался жестокий поединок. Противники не уступали один другому в отваге, но Тарака не в силах был одолеть неуязвимого для него сына Шивы. Взмахом окованной железом палицы Сканда снес голову Тараки с могучих плеч, и владыка асуров рухнул мертвый на поле боя, как поваленное бурей огромное дерево. В пыль упал золотой венец Тараки, и вместе с ним покрылись пылью его былые деяния, его сила, власть и слава.

А боги, ликуя, праздновали победу, и радостные крики огласили поле сражения. Так подвиг юного Сканды, славного сына Шивы и Умы, избавил небожителей от страданий и унижений, и власть над вселенной снова вернулась к богам.



Метки: , , , , , , , , , , , , , , ,

Код вставки в блог

Копировать код
Поделиться:


Если Вы нашли наш проект полезным и познавательным, Вы можете выразить свою солидарность следующими способами:

  • Яндекс Деньги: 410011479359141
  • WebMoney: R212708041842, Z279486862642
  • Карта Сбербанка: 4276 3800 5886 3064

Как еще можно помочь сайту



Оставить комментарий


6 − четыре =

Чтобы получить свой собственный аватар, пожалуйста, зарегистрируйтесь на Gravatar.com