Домострой

Домострой

Домострой / «Литературные памятники» /. М., Наука, 2007

Самая оклеветанная книга во всей русской культуре.

Может служить отличным тестом на невежество. Если кто вам рассказывает про «домостроевский быт» и про «пособие по битью жен» можете быть 100% уверены что текста он не читал.

«Домострой» это наставление по этикету, домоводству и по правильному устроению семейной жизни в контексте семейной экономики. Большая часть домостроевских наставлений — о том, как не влезать в долги, кроить платье из обрезков и солить грибы.

Он восходит, с одной стороны, к старинной экономической литературе, начавшейся еще в античности с диалога Ксенофонта под тем же названием. Напомню, что слово «экономика» означает  именно домострой.  Если переводить «Домострой» на греческий или любой из западноевропейских языков, то придется назвать его именно «Economics».

С другой стороны, «Домострой» продолжает традицию визнтийских и древнерусских духовно-нравственных поучений. А с третьей, написан в роли набиравшей популярность именно в XVI веке литературы вежества, поучений о том, как не ковыряться в носу. Эти поучения подробно исследованы Норбертом Элиасом в его работе «О процессе цивилизации». Элиас видит в них не только отражение изменения нравов, но и проекцию на частную жизнь человека усиления государства как общественного феномена. Государство требует от человека сдерживания своих аффектов, а именно искусство владения аффектами и есть цивилизация. И, в этом смысле, «Домострой» — это один из первых памятников русской цивилизации, русского строя.

Это трактат о рачительном хозяйстве и накоплении, то есть о том, с чем в России и впрямь всегда была беда – тут тебе и мор, и глад, и огонь, и меч, и нашествие иноплеменных, и междоусобная брань, не успеешь оглянуться, как на месте боярского каменного дома с садом – пепелище да пни. То ли татары пожгли, то ли тушинские воры порезвились. Все в «Домострое» подчинено этой идее – накопить по максимуму, не потратить ничего лишнего, не допустить никакой дыры в бюджете.

Достаточно посмотреть названия разделов: «16. Как мужу с женой советоваться о том, что ключнику наказать о столовом обиходе, о кухне и о пекарне; 36. Как сохранить порядок домашний и что делать, если придется у людей чего попросить или людям свое дать; 47. О прибыли от запасенного впрок; 54. Как все сохранять в погребе, на леднике и на погребнице».

Муж и жена «Домостроя» – это отнюдь не любовники, решившие для порядка проштамповать паспорта. Это команда менеджеров, от которых зависит, прогорит их «фирма» еще на их старости или же продолжится на десятилетия и столетия. По сути, это увлекательный трактат о том, как жить по средствам и накопить что-то для потомков.

Жена в «Домострое» — это менеджер по персоналу. Её задача — управлять слугами и всем хозяйством Раздавать задания, проверять выполнение, советоваться обо всем с мужем и доносить волю главы семьи до домочадцев.  Сюда же включаются и обширные наставления по управлению человеческими отношениями в домохозяйстве — прежде всего о слугах. Слуги не должны воровать, пьянствовать, выбалтывать на стороне хозяйские тайны.

Знаменитое рассуждение о наказаниях которое единственное из всех и помнят «борцы с Домостроем» включено в главу о чистоте в доме  и начинается с того, что жена должна, если надо, колотить слуг за непорядок, а уж если у нее самой непорядок, то муж должен провести с нею разъяснительную беседу. А если жена сама не знает и слуг не учит — тогда уж надо ее наказывать. Наедине и без гнева.

При этом дальше идет не расписывание того как наказывать, о чем мечтают наши доморощенные фанаты БДСМ, а напротив: чего делать нельзя. Нельзя бить по лицу, по уху, кулаком в сердце. Нельзя пинать и колотить железными и деревянными предметами. Подробно перечисляются пагубные последствия таких побоев.

Главный пафос «Домостроя» в том, что наказание должно быть тайным, безгневным, за серьезную вину и чуждым домашнего насилия.

Достаточно сравнить это с тем как живут «свободные и эмансипированные современные люди»: публичные пьяные драки, в глаз при детях, поединки на сковородках, матюки на лестничной клетке, выбрасывание вещей из окна и прочая и прочая (привет Кабанову), чтобы убедиться — домостроевская школа семейной жизни современным супругам категорически не помешала бы.
Прежде всего — неукоснительное требование тайны любых семейных конфликтов, затем отказ от гнева, от «ссор» (впрочем формат «семейной ссоры» — порождение как раз женской эмансипации — руки в боки и вперед).

Ну и главное в «Домострое», что тема наказаний вытекает не из темы семейных отношений (там где говорится об отношениях между мужем и женой о применении силы нет ни слова), а исключительно из темы хозяйственного и организационного порядка в семье как предприятии.

Домостроевский быт — это когда жена управляет делами по дому и штатом слуг, а муж ее контролирует и налагает санкции.

Главная тема «Домостроя» — это тема ответственности мужа за всё. Любой провал — это его провал. Его грех отразится на семье жене, детях, слугах. И поэтому «Домострой» — это, прежде всего, книга о мужской ответственности и о миссии мужчины.

Для современных инфантильных мужчин это дискомфортная книга, поэтому они и предпочитают бубнить: «зато мы жену не бьем». И то, кстати, врут. Бьют, конечно, еще как бьют — бьют с бабскими истериками и криками.

Впрочем, та самая глава, из которой, как из главы «Серп и Молот» у Венедикта Ерофеева, вычитывали только побои, содержит и важный урок женам: не следует превращать дом в свинарник.

К сожалению, современные эмансипированные женщины зачастую небрегут чистотой дома, а порой даже и бравируют ею, считая её признаком интересности и свободы. Должен заметить, что свинарник — это скучно, грязь — это отвратительно, а женщина, которая пренебрегает чистотой своего дома (как и своей собственной), обрекает себя на отношение как к разовому партнеру для удовлетворения животного инстинкта. Ни о каком доме и строе с грязнулей никто кроме еще большего мужчины-свинтуса даже и не задумается.

Цитата:

38. Как избная парядня устроити хорошо и чисто
Стол и блюда и ставцы и лошки и всякие суды и ковши и братены, воды согрев из утра перемыти и вытерьти и высушить, а после обеда такоже и вечере а ведра и ночвы и квашни и корыта и сита и решета и горшки и кукшины и корчаги також всегды вымыти, и выскресть и вытерть и высушить и положить в чистом месте, где будет пригоже быти всегда бы всякие суды и всякая порядня вымыто и чисто было бы. А по лавке и по двору и по хоромам суды не волочилися бы а ставцы и блюда и братены и ковши и лошки по лавке не валялися бы, где устроено быти в чистом месте лежало бы опрокинуто ниц а в каком судне што ества или питие и то бы покрыто было чистоты ради и всякие суды с ествою или с питием или с водою, или квашня ростворить всегды бы покрыто было.
А в ызбе и повязано от тороканав и от всякия нечистоты изба и стены и лавки и скамъи и пол и окна и двери и в сенех и на крылцы вымыть и вытерть и выместь и выскресть всегда бы было чисто и десницы и нижнее крылце все бы то было измыто, и выскреблено и вытерто и сметено.
Да перед нижним крыльцом сена положить грязные ноги отирать, ино лесница не угрязнится, и у сенеи перед дверьми рогошка или воилок ветшанои положить или потирало ноги грязные отирать чтобы мосту не грязнить в грязное погодье у нижнего крылца сено или солома переменити а у двереи рогозинка или воилок переменити или потирало чистое положить, а грязное прополоскать и высушить и опять туто же под ноги пригодится.
Ино то у добрых людеи у порядливои жены всегды дом чист и устроен все по чину и упрятано где что пригож и причищено и приметено всегды в устрои как в раи воити всего того и всякои порядни жена смотрила и учила слуг, и детеи добром и лихом не имет слово ино ударить, и увидит муж что не порядливо у жены и у слуг или не потому о всем что в сеи памяти писано ино бы умел свою жену наказывати всяким разсужением и учити аще внимает и по тому все творити и любити и жаловати.
Аще жена по тому научению и наказанию не живет, и так того всего не творит и сама того не знает и слуг не учит ино достоит мужу жена своя наказывати, и ползовати страхом наедине и понаказав и пожаловати и примолвити, и любовию наказывати и разсужати а мужу на жену не гневатися, а жене на мужа всегды жити в любви и в чистосердии и слуги и дети, тако же посмотря по вине и по делу наказывати и раны возлогати да казнив пожалоти, а государыни за слуг печаловатися по разсужению ино служкам надежно, а толко жены или сына или дщери слово или наказание не имет не слушает и не внимает, и не боитца и не творит того как муж или отец или мати учит ино плетью постегать по вине смотря.
А побить не перед людьми наедине поучити да примолъвити и пожаловати а никако же не гневатися ни жене на мужа ни мужу на жену а по всяку вину по уху ни по виденью не бити, ни под сердце кулаком ни пинком ни посохом не колоть никаким железным или деревяным не бить хто с серца или с кручины так бьет многи притчи от того бывают слепота и глухота и руку и ногу вывихнуть и перст и главоболие и зубная болезнь а у беременных жен и детем поврежение бывает во утробе, а плетью с наказанием бережно бити, и разумно и болно и страшно и здорова а толко великая вина и
кручинавата дело, и за великое, и за страшное ослушание, и небрежение, ино соимя рубашка плеткою вежливенко побить за руки держа по вине смотря на поучив примолвити.
А гнев бы не был а люди бы того не ведали и не слыхали, жалоба бы о том не была, а по людцкои ccopе или по оговору без обыску без прямого брань и побои и гнев никако же бы не было каково было наношение или речи недобрые, или своя примета того наедине пытати добром истине покается безо всякаго лукавства милостивно наказать да и пожаловати по вине смотря, а толко не виновато дело ино оговорщиком не попущати ино бы вперед вражда не была, а толко по вине и по обыску по прямому а не каетца о грехе своем и о вине то уже наказание жестоко надобет штобы был виноватои в вине, а
правои в правде, поклонны главы мечь не сечет а покорно слово кость ломит.
39. Аще муж сам не учит, ино суд от Бога приимет, аще сам творит и жену и домочатцов учит, милость от Бога приимет
Аще муж сам того не творит что в сеи памяти писано и жены не учит и дом свои не по Бозе строит и о своеи души не радит и людеи своих по сему писанию не учит и он сам погублен в сем веце и в
будущем и дом свои погубит, аще ли добрыи муж о своем спасении радит и жену наказует тако же и домочадцов своих всякому страху Божию учит и законному християньскому жительству яко же есть
писано и он вкупе со всеми в благоденьстве по Бозе жизнь свою препроводит и милость Божию получит.

Вы можете поддержать проекты Егора Холмогорова — сайт «100 книг», Атомный Православный Подкаст, Youtube-канал со стримами и лекциями — оформив подписку на сайте Патреон

www.patreon.com/100knig

Подписка начинается от 1$ — а более щедрым патронам мы еще и раздаем мои книжки, когда они выходят.

Или оформить подписку на платформе Boosty (варианты поддержки от 100 руб)

https://boosty.to/100knig

Так же вы можете сделать прямое разовое пожертвование на карту

4276 3800 5886 3064

или Яндекс-кошелек (Ю-money)

41001239154037

Спасибо вам за вашу поддержку, этот сайт жив только благодаря ей!


А.А. Зализняк. Древненовгородский диалект Нет комментариев

А.А. Зализняк. Древненовгородский диалект

Никита Хониат. История Нет комментариев

Никита Хониат. История

Тит Ливий. История Рима от основания города Нет комментариев

Тит Ливий. История Рима от основания города

Дмитрий Балашов. Государи московские Нет комментариев

Дмитрий Балашов. Государи московские

2 комментария

  1. Заметна глубокая осведомленность автора в идеях феминистического движения, которые он трактует с неподрожаемым остроумием (чего стоит блестяще проведенная параллель между эмансипацией и нечистоплотностью!). Не оставило без внимания писательское мастерство критика и инфантильных мужей этих негодных женщин.
    Скромность автора сквозит из каждого абзаца.
    Жжет глаголом. Так держать.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Метки

Ваш браузер не поддерживает тег HTML5 CANVAS.

Егор Холмогоров. Категории русской цивилизации