Доминик Шарпен. Хаммурапи, царь Вавилона

Доминик Шарпен. Хаммурапи, царь Вавилона

Шарпен, Доминик. Хаммурапи, царь Вавилона / [Российский гос. гуманитарный ун-т, Ин-т восточных культур и античности]. — Москва : Российский гос. гуманитарный ун-т (РГГУ), 2013. — 310, [6] с. : ил., карты; 20 см.; ISBN 978-5-7281-1368-3

О Хаммурапи слышали все, благодаря его законам, упомянутым в каждом учебнике истории. А вот политическая биография его известна не многим. В лучшем случае знают, что этот царь создал великое государство, но многие кажется путают Вавилон Хаммурапи и нововавилонское царство Навуходоносора.

Книга французского исследователя Доминика Шарпена раскрывает подлинную историческую и политическую биографию Хаммурапи.

Период в истории древней Месопотамии после разгрома империи III Династии Ура чем-то напоминает «темные века» после захвата варварами западной части Римской Империи. Высокоорганизованное государство рухнуло, а на его останках роились небольшие семитские племенные группы. Вожди аморейских племен захватывали шумерские и аккадские города и провозглашали себя царями. В распоряжении каждого из этих царьков находилась незначительная территория, а это побуждало их выстраивать отношения взаимной зависимости, которые в чем-то напоминают позднейшую феодальную иерархию. Во главе этой пирамиды стоял правитель Элама, государства на юго-западе Иранского нагорья, давнего врага царства Шумера и Аккада. После того как эламиты захватили и разорили Ур, их тень несколько столетий нависала над Междуречьем – они диктовали свою волю вождям, князьям и царькам.

Среди аморейских династий главной звездой был Шамши-Адад, преемниками которого считали себя позднее ассирийские цари, а второй звездой его верный союзник — царь Вавилона Хаммурапи.

Вавилон был небольшим городком в Аккаде, недалеко от старинного центра Империи – Киша. Водворившаяся в нем аморейская династия оказалась искусными администраторами – они укрепляли свое хозяйство, шаг за шагом присоединяли окрестные земли, включая Киш и другой знаменитый старинный город Сиппар. В этой династии возможно, наверное, увидеть отдаленное сходство с первыми московскими князьями. К моменту воцарения Хаммурапи Вавилон уже был влиятельным политическим центром, за правителем которого «следовали» полтора десятка мелких царьков.

Первые 17 лет правления Хаммурапи провел верным союзником могущественного Шамши-Адада, затем участвовал в долгих дипломатических играх сильнейших владык Междуречья, пытаясь закрепить свою власть над несколькими важными городами на Евфрате. Он действовал в союзе с правителем Мари Зимри-Лимом и могущественным владыкой Ларсы на юге Шумера – Рим-Сином. Дворы вели между собой активную переписку, часть которой дошла до нас в архивах царства Мари, и даже регулярно одалживали друг-другу войско, так как профессиональных опытных воинов никому не хватало.

В конечном счете эта игра престолов привела вавилонского царя к великим делам – он бросил вызов владыкам Элама и начал освободительную войну против них. Впрочем, чтобы победить Элам вавилонскому царю потребовалось напряжение всех сил.

«Вражеское войско разбило лагерь в городе Упи и находится сейчас там. Отряды ополчения Хаммурапи расположились напротив в ожидании битвы. Они наблюдают друг за другом… Хаммурапи объявил всеобщую мобилизацию у себя в стране. Он созвал войско из тамкаров (купцов) и всех остальных мужчин, вплоть до освобожденных рабов, и держит его наготове. Для того, чтобы получить еще одно войско, он отправил к Рим-Сину своих высокопоставленных сановников» – писал марийский дипломат своему владыке.

Из этого рассказа видим, что Хаммурапи бросил на чашу весов всё, если продолжить нашу аналогию с московскими князьями, это была его Куликовская битва.

Царь Ларсы Рим-Син, связанный с эламитами родством и торговыми отношениями, оставил Хаммурапи без помощи и войска не прислал, эламиты взяли Упи и подошли к Вавилону.

«Прекратите ваши распри и приходите! Я собираюсь начать осаду Вавилона» – такой приказ разослал эламский владыка по всему Двуречью. Однако вавилонский царь не терял надежды – он уповал на божественную помощь:

«Хаммурапи обеспокоен тем, что враг – да призовет его к ответу Шамаш! – многочислен. Однако он знает, что, если на то есть повеление божества, войско в несколько тысяч человек сможет с успехом противостоять могущественному врагу, даже если он выставит войско в 40 000 человек».

Поддержку Хаммурапи оказал правитель Мари Зимри-Лим. Оба властителя принесли клятвы не заключать с эламитами сепаратного мира и потребовали от всех своих подданных принести клятву верности. При поддержке Зимри-Лима Хаммурапи заключил союз и с могущественным сирийским царством Халаб. Эламиты внезапно обнаружили, что больше не могут хозяйничать в Месопотамии и раздавать города правителям по своему произволу.

30 год своего правления Хаммурапи обозначил как год победы в своей великой освободительной войне, всемерно подчеркивая своё благочестие: «Могущественный Хаммурапи, любимец Мардука, благодаря выдающейся мощи великих богов победил войско Элама, который поднял на войну всю свою страну… Он укрепил основания Шумера и Аккада».

В итоге Хаммурапи разыграл блестящую военно-дипломатическую комбинацию. Нашествие эламитов разрушило влиятельное царство Эшнунны и расчистило дорогу Вавилону, а затем Хаммурапи изгнал эламитов и предстал перед Шумером и Аккадом как освободитель, наконец-то избавивший страну от гегемонии врагов, некогда разрушивших царство Ура.

Хаммурапи стал самым сильным властителем Месопотамии и немедленно решил этим воспользоваться, начав волну завоеваний, которые давались ему удивительно легко – очевидно после свержения эламитского господства Страна Шумера и Аккада сама стремилась жить под властью единого царя.

Первым Хаммурапи обрушился на предавшего его и не приславшего войск царя Ларсы Рим-Сина.

«После того, как великие боги вырвали из этой страны когти эламитов, я оказал много милостей человеку Ларсы, но он не сделал ничего хорошего мне в ответ… Ныне я пожаловался Шамашу и Мардуку, и они мне постоянно отвечали «да»: я не нападал без согласия божества» – писал Хаммурапи.

После победы над Ларсой, Хаммурапи провозгласил себя «царем Шумера и Аккада» и «царем, который заставляет сосуществовать в мире четыре стороны света».

В последующие годы Хаммураппи распространил свою власть на север Месопотамии, а затем обрушился и на своего недавнего союзника царя Мари Зимри-Лима, причем не только взял его столицу, но и разрушил ее: «когда он захватил Мари и окрестные поселения, когда он разрушил их стены и превратил страну в холмы и руины».

Мы не знаем точно, какие причины привели к столь решительному разрыву недавних союзников, возможно разгадка таится в титуле, который Хаммурапи принял после этой победы: «царь всей страны амореев». Аморейский мир издревле раздирала вражда двух племенных групп – бинъяминитов (людей юга), к которым принадлежали Шамши-Адад и Хаммурапи, и бинсимъалитов (людей севера), к которым принадлежал Зимри-Лим. Очевидно владыка Вавилона решил покончить с племенным противостоянием и навести порядок не только в царстве Шумера и Аккада, но и в переплетшейся с ним полукочевой стране амореев – имперская власть должна была быть одна и для земледельцев, и для скотоводов. Для этого и потребовалась расправа над Мари и её царем, который иначе стал бы центром притяжения для своих соплеменников, в противоположность Хаммурапи. Завоевание должно было принести имперский мир:

«Он победил в сражении войска Мари и Мальгиума; он покорил Мари и его область, а также различные города страны Субартум, страны Экаллатума, всю совокупность Бурунжума и страну Замалькум, от берегов Тигра и Евфрата и дал им сосуществовать в мире под своей властью».

Хаммурапи не был великим завоевателем в том смысле, в котором ими был Саргон. Его держава не была столь уж огромна, освободив Шумер и Аккад от власти Элама, он не стал совершать ответных походов в эту страну, непрочной и была его власть на севере. Царство Хаммурапи образовалось как бы само собой из напряженных усилий по освобождению от эламитского ига, а города Шумера и Аккада сами, без особенного сопротивления, покорялись освободителю, который был не столько военачальником, сколько незаурядным дипломатом.

«Можно ли считать державу Хаммурапи империей? – спрашивает Шарпен, — Современное определение империи предполагает сочетание трех условий: этнолингвистическое разнообразие, территориальная протяженность, существование сильной централизованной личной власти. Этим критериям царство Хаммурапи в той или иной мере удовлетворяет…».

Вы можете поддержать проекты Егора Холмогорова — сайт «100 книг», Атомный Православный Подкаст, Youtube-канал со стримами и лекциями — оформив подписку на сайте Патреон

www.patreon.com/100knig

Подписка начинается от 1$ — а более щедрым патронам мы еще и раздаем мои книжки, когда они выходят.

Или оформить подписку на платформе Boosty (варианты поддержки от 100 руб)

https://boosty.to/100knig

Так же вы можете сделать прямое разовое пожертвование на карту

4276 3800 5886 3064

или Яндекс-кошелек (Ю-money)

41001239154037

Спасибо вам за вашу поддержку, этот сайт жив только благодаря ей!


Roger Scruton. Conservatism: An Invitation to the Great Tradition Нет комментариев

Roger Scruton. Conservatism: An Invitation to the Great Tradition

Константин Аксаков. Государство и народ Нет комментариев

Константин Аксаков. Государство и народ

Константин Леонтьев. Византизм и славянство Нет комментариев

Константин Леонтьев. Византизм и славянство

Владимир Соловьев. Национальный вопрос в России Нет комментариев

Владимир Соловьев. Национальный вопрос в России

No Comment

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Метки

Ваш браузер не поддерживает тег HTML5 CANVAS.

Егор Холмогоров. Категории русской цивилизации